Случайности нашего бытия
Печать PDF

В целом и в частности


Давайте говорить о странностях любви — я имею в виду: чиновничьей


Не сомневайтесь, господа читатели: муниципальная власть вас любит! Иной городской чиновник душу готов положить за горожане своя, да только не знает порой, куда именно. Завидная у людей при власти доля: они получают неплохие деньги за то, что заботятся о малых сих — а ведь многим иным приходится делать это бесплатно, на общественных началах. Но кричать «ура!» почему-то не хочется.

Странно все-таки у нас порой получается: общая забота на части не делится. Глянешь издали: лепота, все охвачены административным теплом и чиновничьей лаской. А пристально всмотришься — там обиженный, здесь обиженный. И что характерно: в целом они тоже не обделены вниманием, только в частности… Прямо-таки большой чиновничий парадокс: целое существует само по себе, а части, из которых оно состоит, сами по себе. Научно это необъяснимо, но в административной реальности — имеет место быть. Непонятно? И мне тоже! А потому — один пример из коммунальной жизни.

Тук-тук, кто в тереме живет?

Этот дом, одним крылом выходящий на Карла Маркса, а другим  — на улицу Офицерскую, знают в городе многие: в той его части, которая обращена к улице Карла Маркса, находится администрация Центрального района. А на Офицерской — часть жилая, немецкий многоквартирный дом. Точнее — почти жилая: несколько квартир на первом этаже еще с советских времен занимают те или иные муниципальные подразделения. Кто здесь только не функционировал за эти годы: ЗАГС, собес, гражданская оборона, опорный пункт, еще какие-то конторы и учреждения…

Подробнее...
 
Печать PDF

Осенняя прогулка на машине


Оборотни в погонах или агенты влияния? Расследование, которое должна вести не газета


Пятница. Солнечный осенний день, не предвещавший ничего плохого. Гражданка К. шла по Гвардейскому проспекту с букетом цветов: 11 сентября — годовщина смерти ее деда, участника боев под Кенигсбергом во время еще той, Первой мировой войны. Но памятника русским солдатам 1914 года у нас в городе нет, и К. шла на могилу 1 200 воинов войны следующей — почтить всех погибших русских солдат, независимо от того, какая общественно-политическая формация послала их в бой. Государства приходят и уходят, страна и народ — остаются.

Но не дошла: на перекрестке с улицей Горной К. остановил милицейский патруль и запретил следовать дальше. Просто запретил, без какого-либо объяснения своих действий. Да их и быть не могло: в это время и в этот день никаких мероприятий на Мемориале не проводилось. Из дальнейшего стало ясно, что цель у патруля была одна: задержать К. до приезда машины. И последняя не заставила себя ждать: буквально через две минуты к тротуару подкатил неприметный серый автомобиль без опознавательных знаков (предположительно, «Мазда»), видимо, ожидавший где-то поблизости. Вышедшие из него офицер милиции и гражданский молодой человек,  тоже без какого-либо объяснения, грубо запихнули К. в машину (при этом женщина сильно ударилась о кузов автомобиля ногой, плечом и головой), и они поехали.

В лес…

За несколько лет до

Каша заварилась в самом начале века, когда группа калининградских бизнесменов средней руки решила вложить свои разными путями полученные доходы в недвижимость. А строила им виллы и поместья  гражданка Литвы  (хотя и русская по происхождению) — уже знакомая нам К., точнее — ее маленькая, но надежная каунасская строительная фирма, имевшая в Калининграде весьма хорошую репутацию.

Подробнее...
 
Еще статьи...


JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru