Печать PDF

Абсурд в квадрате


Национальная финансовая система, которую Центробанк не покладая рук зачищает уже четыре года, продолжает пугать экспертов и рядовых обывателей своими неприятными сюрпризами.


После краха созвездия банков, составлявших чуть ли не основу «особого положения» Татарии среди субъектов Федерации в финансово-кредитном отношении, очередь дошла до мастодонтов отечественного денежного рынка. На стыке лета с осенью выяснилось, что положение крупнейших частных банков страны: «ФК Открытие» и БИНа - не просто далеко от идеального, но даже очень трагичное. Еще бы, к началу демисезонья из данных структур вывели 3/4 трлн рублей, что составляет примерно четверть активов уважаемых организаций. Сразу вспоминается расхожая в финансовых кругах истина о том, что ни один банк не в состоянии выдержать одномоментного изъятия депозитов свыше 1/5-1/4 капитала. Ситуация с «Открытием»+БИНом в очередной раз наглядно продемонстрировала справедливость данной максимы.
Специалисты признают, что у финансового регулятора в сложившейся обстановке был небогатый выбор между плохим вариантом действий и катастрофическим. Отзыв лицензии у банков, занимающих места в двадцатке крупнейших по величине активов в РФ, с высокой долей вероятности породил бы эффект домино во всей финансовой системе. Возможностей перекредитоваться у западных кредитных организаций наши финансовые структуры лишены не только под воздействие постоянно ужесточающихся санкций со стороны США. При любой попытке быстро занять деньги неизбежно встал бы вопрос о стоимости обслуживания подобной авральной линии, а также об оценке активов самого заимодавца.
Именно лихорадочная скупка последних называется основной проблемой болезных финансовых мастадонтов. На волне предыдущего кризиса частные банки принялись приобретать стремительно дешевеющие объекты вдобавок к тем фирмам, которые переходили в их руки в оплату ранее выданных займов. Кроме того, наши финансисты удачно играли на высокой волатильности рубля по отношению к ведущим мировым валютам.
В последние месяцы подобные операции перестали приносить сверхприбыли. Одновременно возникли вопросы по поводу нахапанной

собственности. Все-таки финансовые институты не приспособлены к непосредственному руководству предприятиями индустрии и сферы услуг. Поэтому обычно банки стараются как можно быстрее перепродать попавшиеся им в руки активы, чтобы вернуться к привычным инструментам работы: акциям, облигациям, кредитным линиям, валюте и депозитам.
Но проведение обратного обмена объектов недвижимости и фирм на наличные затруднено нынешним состоянием российской экономики. Акторы не понимают, куда ее занесет при очередном повороте геополитической рулетки, предпочитая до прояснения обстановки тихо сидеть на своих финансовых заначках. Западные инвесторы, как уже отмечалось выше, запуганы санкциями, закошмарены информационными залпами новой «холодной войны» и по-прежнему не хотят связываться с забившейся в каждую щель российской бюрократией.

 

Сплошная национализация
В таких условиях непрофильные активы банков превращаются в мертвый груз, тянущий их на дно. ЦБР с весны наблюдал попытки ФК «Открытие» и БИНа решить свои проблемы. Потом регулятору пришлось вспомнить американское выражение о структурах too big to fail (слишком больших, чтобы обанкротиться). Фактически государство национализировало данные банки, т.к. только оно имеет возможность просто допечатать триллион рублей и закрыть тем самым вопрос о выполнении обязательств перед вкладчиками. Безусловно, ничего хорошего в этом нет: проблемамироссийской экономики как раз и являются слишком разбухший госсектор и слишком слабая конкуренция. Причем понятно, что вторая сложность проистекает именно из первой, т.к. борьба казенных предприятий между собой выглядит абсурдно и напоминает забавную историю с хрущевскими совнархозами и «самоуправляющейся» югославской экономикой периода Иосипа Броз Тито.
Вот и получается, что, решив тактическую проблему, ибо никому в Кремле не хочется получить полномасштабный банковский кризис аккурат за четыре месяца до президентских выборов, правящий режим продолжил свое дальнейшее сползание в стратегический тупик полнейшего огосударствления всего и вся. Хотя сегодня подавляющее большинство экспертов объясняет жизнеспособность, продемонстрированную экономикой России перед лицом санкций и катастрофического падения цен на углеводороды, именно гибкостью и высоким уровнем адаптационного потенциала, продемонстрированного исключительно рыночным сегментом нашего народного хозяйства. Пресловутые госкорпорации и прочие продукты путиномики ничего, кроме бесконечного распила средств и завышения стоимости своих услуг и продуктов, на этом фоне продемонстрировать не смогли. Это вновь подтвердило справедливость тезиса о том, что государство является худшим по уровню эффективности собственником.
Национализация ФК «Открытие» и БИН-банка лишь пополнили и без того бесконечный перечень объектов и целых секторов, которые давно пора разгосударствить. Не только с целью закрытия бюджетных дыр, хотя такая логика понятна даже Владимиру Путину и пресловутой братии «православных чекистов». Проведенная по правилам приватизация освобождает власть от не свойственных ей функций непосредственного управления хозяйственной деятельностью и дает мощнейший поступательный импульс экономическому развитию.

Тоска по пустым полкам
и светлому будущему

Сугубо отрицательное отношение населения к самому понятию «приватизация» обусловлено воспоминаниями о процессе, имевшем место в середине 90-х, который на самом деле был даровой раздачей казенной собственности подельникам бюрократов и их родственникам. Естественно, что значительная часть новоявленных собственников не стала заморачиваться освоением совершенно незнакомого и невыгодного в конкретных условиях незавершенной трансформации дела - эффективного управления хозяйственными активами. С учетом способа получения оных и высокой турбулентности социально-политических и экономических процессов в стране случайные хозяева «заводов, газет, пароходов» предпочли продать оборудование на лом, а здания - на кирпичи. absurd-1В итоге Россия пошла по самой мучительной и кривой дорожке посткоммунистического транзита, а у обывателя понятие «приватизация» накрепко ассоциируется с вопиющей несправедливостью и экономическим хаосом. То, что в результате и такой бездарной по форме и отвратительной по содержанию акции удалось все-таки в конечном счете создать вполне результативно функционирующие рыночные анклавы в лице торговли, значительной части сервиса и строительства и даже реанимировать вроде бы безнадежно больное сельское хозяйство, остается вне поля зрения широких народных масс.
Естественно, огромную роль в этом ослеплении играет официальная пропаганда, которая уже полтора десятилетия прокручивает заезженную пластинку о «лихих 90-х», содержание которой позаимствовано у агитпропа КПРФ последнего десятилетия ХХ века. Ностальгия по идиотской смеси тотального товарного дефицита и некоей «уверенности в завтрашнем дне», когда колбасу таки обещали подвезти, остается ярким примером параноидальности сознания российского социума. Каким образом власть будет подавать своей верной аудитории перезревшие меры по сокращению своих активов, сегодня никому не понятно. Зато очевидна необходимость этой меры в сочетании с хоть какой-то разбюрократизацией хозяйственной деятельности.

Пора включать роботов
На протяжении длительного времени эксперты указывали на угрозу постепенного сокращения численности рабочей силы под влиянием совокупности социально-демографических факторов. По их мнению, данный процесс представляет собой один из основных глобальных вызовов, с которым Россия столкнулась в XXI веке. Ответами на него должны стать радикальная автоматизация и модернизация производства, осознанная миграционная политика по привлечению в страну квалифицированных работников, а также снижение уровня смертности от случайных факторов до европейских показателей.
Как это обычно бывает, все эти умные разговоры воспринимались правящей элитой несерьезно. Наши кормчие наивно полагают, что страсти-мордасти, описываемые умниками, случатся не завтра, поэтому и тревожиться на сей счет необязательно. Между тем процесс уменьшения численности трудоспособного населения уже идет, что наглядно иллюстрируют ситуация на рынке труда Янтарного края. Если в начале 2016 года в регионе насчитывалось 532 тыс. потенциально трудоспособных граждан в возрастном диапазоне от 15 до 72 лет, то к началу нынешней осени данный показатель упал до 517 тыс. человек. И это при том, что мы входим в число субъектов Федерации, в которых фиксируется прирост населения.
Интересно выглядит и распределение занятых граждан. Из 490 тыс. человек, имеющих постоянное место работы, на средние и крупные предприятия приходится всего 190 тыс. калининградцев, т.е. менее 40 процентов от общего количества активной рабочей силы. При этом 41 процент из сотрудников таких структур заняты в сферах, кои сложно отнести к производству товаров и услуг: 31,7 тыс. человек трудятся в секторе государственного управления и обеспечения военной безопасности, 28,5 тыс. - в образовательных учреждениях, 23,9 тыс. - в медицине. Подобный административно-социальный перекос вызывает немало вопросов, особенно в отношении самого массового сегмента занятости, которым в балтийском эксклаве является тяжелый управленческий труд и защита Отечества от внешних и внутренних супостатов на профессиональной основе.

Без фанатизма
С недавних пор руководство нашего погружающегося в болота края нашло новый аргумент против «кенигсбергской ностальгии». Мол, городишко-то был так себе. Никто не спорит: средневековая столица Восточной Пруссии была с инженерно-коммунальной точки зрения обыкновенной катастрофой по меркам современного человека. Поэтому немцы и снесли большую часть ее во второй половине позапрошлого века. Возведенное вместо старого, по большому счету, также не являлось шедевром архитектуры, если не считать пару сотен зданий, выполненных поиндивидуальным проектам.absurd-2
Вместе с тем данная тема отнюдь не сводится к чисто архитектурным или эстетическим вопросам. Подавляющая часть жилых кварталов современного Калининграда в этом отношении не выдерживает никакой критики, представляя собой унылое скопище бетонных уродцев в грязно-серых панельных тонах. «Возрождение Кенигсберга» почти четверть века является идеей-фикс для значительной части местных краеведов и примкнувшей к ней интеллигенции. Одновременно этот проект выполняет роль красной тряпки для калининградских и заезжих «ура-патриотов». Региональные власти перестали шарахаться от этой темы только при «московском варяге» Георгии Боосе, который мог себе позволить высказываться по данному вопросу без оглядки на чужое мнение. Затем Николай Цуканов загорелся проектом введения в оборот огромного пустыря в центре Калининграда в рамках проекта «Сердце города», вроде бы предусматривавшего возведение на Замковой горе и далее на острове Канта некоей «реплики» немецких зданий. Максимальной концентрации эта затея достигла в районе 2011 года в планах придворных архитекторов пятого главы янтарного края. Они на полном серьезе носился с мыслью сноса не только недостроенного Дома советов, но и прилегающего к нему квартала на Московском проспекте, а также обеих эстакад.
Безусловно, даже от рассмотрения подобных безумных затей надо отказаться. А вот окончательно ставить крест на предложениях возведения зданий «а-ля Кенигсберг» все-таки рановато. Ведь альтернативой им остается строительство унылых бетонных коробок, эстетика которых просто взывает о срочной необходимости использования тяжелых гранатометов в целях спасения остатков вкуса. Уж лучше подделки под псевдоготическую или барочную архитектуру, чем эта реклама непритязательного дизайна продукции завода железобетонных изделий.

Милый повод
Не стоит сбрасывать со счетов и еще один технический момент. После проведения мундиаля поводы для выделения дополнительных средств «этому Калининграду» из федеральной казны иссякнут. Чего нельзя сказать о горе-инфраструктурных и прочих проблемах региона. В связи с чем возникает насущная потребность изыскать любой благовидный предлог для финансирования. Причем он должен соответствовать масштабу запросов. Ибо глупо просить несколько десятков миллиардов на восстановление биоразнообразия лесов и лагун Янтарного края. Столичные товарищи такого примитивного подхода просто не поймут. Ну, а в национальной экономике в целом и ее калининградском сегменте в частности именно казенные инвестиции на протяжении ближайших 5-7 лет явно останутся главным источником вложений в основные фонды. И борьба за них, по сути, будет решающим фактором, который определит перспективы развития того или иного региона на рубеже десятых и двадцатых годов.
На наш взгляд, единственным приличным поводом для выклянчивания средств в среднесрочной перспективе выглядит 300-летие со дня рождения Иммануила Канта в 2024 году. Фигура, как ни крути, мирового масштаба и с совершенно положительной коннотацией. Это не Ницше или Маркс, чья гениальность значительно подпорчена поклонниками. Кроме того, годовщина самым естественным образом имеет международное значение. Великий философ был немцем, да и вообще оказал огромное влияние на формирование основ современного западного мировоззрения. Празднование 300 лет со дня рождения И. Канта дает прекрасный повод подчеркнуть, что Россия была и остается частью европейской цивилизации. В практическом плане - это шанс пригласить на торжества представителей нового руководства ФРГ (в 2021 году там состоятся очередные выборы бундестага, и фрау Меркель при любом их исходе гарантированно не останется на посту канцлера) и прочих лидеров ЕС.
Под этим мощным геополитическим соусом из федерального бюджета можно получить немалые деньги. Конечно, лучше бы их направить на возведение вантового моста в низовьях Прегеля, но часть трат обязательно должна быть связана с именинником. И тут без элементов «восстановления Кенигсберга» не обойтись. Оптимальным вариантом стало бы возведение стилизованной реплики западного флигеля Королевского замка. Благо - и проект уже есть, и здание после завершения праздника не останется чемоданом без ручки, подобно мундиальной арене. В современном сооружении, стоящим на твердой почве в центре Калининграда, всегда найдется кого разместить.
Так что спешить с полным отречением от Кенигсберга явно рано. Опыт празднования 750-летия со дня основания города наглядно демонстрирует, что потребуется несколько лет активной работы в коридорах федеральной власти, чтобы там уяснили все плюсы организации очередного большого праздника на западном крае России.

Хиты: 74
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru