Печать PDF

Игорь Рудников: «Мне скрывать нечего»

rudnikov-14


В четверг, 16 ноября, Калининградский областной суд оставил в силе решение Центрального райсуда Калининграда об аресте журналиста и депутата областной Думы Игоря Рудникова, обвиняемого в вымогательстве 50 000 долларов у генерал-лейтенанта юстиции, руководителя Следственного управления по Калининградской области Следственного комитета России Виктора Леденева.


Адвокат Олег Вышинский в пух и прах разнес обоснованность содержания Игоря Рудникова под стражей и само по себе расследуемое уголовное дело, сам депутат произнес эмоциональную речь с экрана монитора, прокурор Александр Гринь ничего не сумел дополнить по существу, а следователь Андрей Кошелев и вовсе смог лишь промямлить: мол, поддерживаю требования, заявленные ранее... И все-таки судья Калининградского областного суда Сергей Капранов оставил депутата за решеткой.

Серьезно болен. Финансовых требований не выдвигал. Денег не получал!
На судебное заседание по делу о мере пресечения Игорю Рудникову в областной суд пришло более сорока человек. И это не только сотрудники редакции «Новых Колес», представители практически всех независимых СМИ, но и депутат областной Думы Михаил Чесалин, экс-депутаты Людмила Зелинская и Соломон Гинзбург, ныне ставший членом Общественной палаты области.
Самого Игоря Рудникова в суде не было, и уже перед самым началом заседания засветившиеся под потолком зала мониторы видеоконференцсвязи явили присутствующим картинку с сидящим за решеткой в СИЗО Игорем Петровичем.
Зал неожиданно, но в едином порыве зааплодировал, что вызвало заметное беспокойство судебных приставов. Арестованный услышал овации и через мониторы поприветствовал публику. Его рука, травмированная при задержании, была уже без гипса.
Апелляцию рассматривал судья Сергей Капранов. Он зачитал жалобу адвоката Игоря Рудникова Олега Вышинского.
Обе стороны: прокуратура со следствием и адвокат с подзащитным - обменявшись незначительными репликами, перешли к приобщению к делу новых документов.
Ничего особого сторона обвинения добавить не смогла, а адвокат Вышинский как раз присовокупил к апелляционной жалобе требование об отстранении от дела следователя Андрея Кошелева как лица заинтересованного и долгое время работавшего под началом потерпевшего - генерала Леденева, письменное заключение лечащего врача депутата, справку из Росреестра и заявление Ларисы Рудниковой - матери Игоря Петровича.
Начал адвокат со следователя из отдела по расследованию особо важных дел Андрея Кошелева, которого, по его мнению, стоило бы отстранить от следствия, поскольку он обязан своей карьерой генералу Леденеву: «Он [Леденев] проводил аттестацию Кошелева и рекомендовал его в СК России... Он находится в служебной зависимости от Леденева».

Иное мнение было у прокурора Александра Гриня: «Это не находится в компетенции суда - устранять следователя. Уважаемая защита, с любой жалобой можете обратиться в Генпрокуратуру. По моей информации, арестовывал Кошелева Бондаренко».
В медицинском заключении, которое огласил судья Сергей Капранов, говорилось, в том числе, о постоянных головных болях Игоря Рудникова (они появились после покушения 1998 года - тогда Игорь Петрович перенес трепанацию черепа), о частичной потере чувствительности ноги (после нападения на него в году 2015-м) и проблемах с седалищным нервом, хронической боли при ходьбе. Врач, согласно заключению, запретил Игорю Рудникову сидеть более трех часов и спать на спине и животе (только на боку!).
«По ночам вынужден принимать анальгин», - заявил судья, сверившись с заключением. Адвокат дополнил: Игорь Рудников фактически является инвалидом - и ему требуется постоянный уход врача, процедуры, терапия. Подследственный «физически страдает», находясь в следственном изоляторе, что нарушает целый ряд международных обязательств России по содержанию заключенных. Заключение таких больных людей, как Игорь Рудников, в СИЗО может быть приравнено к пыткам, - резюмировал адвокат.
Кроме того, Олег Вышинский напомнил, что в прошлом судебном заседании судья Центрального суда Калининграда Сергей Котышевский отказался допрашивать медика в качестве свидетеля, хотя тот прибыл в суд и был готов дать показания. По мнению адвоката, это противоречит закону, согласно которому суд обязан заслушать свидетеля, самостоятельно явившегося в суд и готового дать показания. И это неправомочное решение, в свою очередь, ставит под сомнение справедливость и легитимность самого судебного процесса. 
В каком-нибудь американском суде одного этого уже бы было достаточно, чтобы освободить Игоря Рудникова из-под стражи, отправить его поддомашний арест и вынести особое определение в отношении судьи Котышеского. Но все происходило в России в 2017 году.
Также к материалам дела приобщили выписку из Росреестра и нотариально заверенное заявление 79-летней матери Игоря Рудникова: она заверяла, что готова не только предоставить свою квартиру для проживания сына, но и обеспечить беспрепятственный доступ в жилище без каких-либо дополнительных оформлений сотрудникам правоохранительных органов и, если потребуется, разместить в квартире всю необходимую для контроля за сыном технику.
После принятия ходатайств и приобщения их к делу, суд перешел к прениям по сути.
Первым слово было предоставлено адвокату Олегу Вышинскому, который в своей почти полуторачасовой речи шаг за шагом разбивал все доводы следствия и прокуратуры, доказывая не только необходимость выпустить Рудникова из-под стражи, перевести его на «подписку о невыезде» или применить к подзащитному такую достаточно строгую меру, как домашний арест, но и, пользуясь присутствием в зале прессы, по пунктам разгромил само обвинение в вымогательстве.
Адвокат вновь заговорил о «провокационном характере действий» главы регионального СК генерала Виктора Леденева и «контролируемых экспериментах» сотрудников УФСБ. «В рассекреченных материалах отсутствуют данные, что Рудников вымогал деньги у Леденева», - отметил Вышинский.
Так, по его словам, у следствия нет ни единого объективно установленного факта вымогательства. Все обвинение, заявил Олег Вышинский, строится на показаниях самого генерала Леденева и признаниях Александра Дацышина, являвшегося, по его же словам, посредником в переговорах, да на оперативных докладах сотрудников ФСБ. При этом ни на одной из «прослушек» телефона Игоря Рудникова и на кадрах оперативных съемок спецсредствами нет даже намека на вымогательство. rudnikov-15Как только адвокат Вышинский хоть на шаг удалялся от основной темы заседания - избрания меры пресечения подследственному на период следствия и концентрировал внимание аудитории на невиновности депутата в целом, раздавались протесты со стороны прокурора - полковника юстиции Александра Гриня, который раз за разом настаивал на том, что этот вопрос не подлежит рассмотрению в данном судебном заседании. Судья Сергей Капранов с прокурором соглашался, и выступление Олега Вышинского снова принудительно возвращалось в установленную колею.
Но дело свое опытнейший адвокат знал хорошо, а потому в головах всех присутствующих осталось четкое понимание, а в записях на аудио- и видеоносителях - отлично доказанная позиция защиты: Игоря Рудникова взяли ни за что и все это дело - чистейшая провокация со стороны правоохранителей против главного редактора газеты «Новые Колеса». Разговоров о деньгах не вел, финансовых требований не выдвигал, денег не получал!

 

Домашний арест или содержание под стражей?
По основному вопросу - насколько оправдано содержание Рудникова в СИЗО - суд и прокуратура адвоката не ограничивали, и он использовал этот шанс по полной.
Три основных причины содержания, обвиняемого под стражей в СИЗО известны даже далеким от судебных дел гражданам и могут быть сведены к простым формулировкам:
- он может сбежать и скрыться от следствия;
- он может давить на свидетелей, противодействовать следствию;
- он может продолжить свою преступную деятельность.
При этом особое внимание должно уделяться состоянию здоровья обвиняемого, наличию хронических заболеваний, необходимости постоянной терапии и тому, сможет ли он находиться в жестких условиях СИЗО без того, чтобы это считалось издевательством и приравнивалось к пытке.
Ну, и заключительным аспектом при избрании меры пресечения на период следствия является то, что содержание под стражей -- это своего рода высшая мера, применяемая в исключительных случаях, когда никакие иные меры (обязательство явки, подписка о невыезде, домашний арест) не способны обеспечить успешное расследование основного уголовного дела.
Собственно, этим пяти разделам в основном и было посвящено выступление адвоката Вышинского.
Он привел сразу несколько доводов и доказательств того, что Игорь Рудников не может скрыться от следствия. Во-первых, при обыске на квартире и в редакции были изъяты загранпаспорт и все его деньги, так что у него просто нет ни документов, ни средств. Кроме того, адвокат напомнил суду, что живем мы в анклаве и даже при попытке переместиться на территорию Большой России вынуждены проходить паспортный и пограничныйконтроль.
Вдобавок - и тут Олег Вышинский перешел к неопровержимым фактам - Игорь Рудников узнал о том, что его помощница, отправленная за документами на встречу с генералом Леденевым, задержана при получении денег в 12.35, а самого депутата задержали лишь через полтора часа, в 14.05, и при этом все это время он находился в своей квартире, звонил адвокатам и консультировался, не предпринимая никаких попыток скрыться. 
И (тут уже адвокат дал волю своей фантазии) если бы господин Рудников готовился к совершению преступления, то мог бы на момент получения денег его помощницей вообще выехать в Польшу или Литву, ожидая подтверждения того, что сделка прошла успешно. Олег Вышинский подчеркнул: его последственного не извещали об открытии в отношении него уголовного дела ни повесткой, ни по телефону, при этом он сам, как утверждает следствие, явился к следователю Андрею Кошелеву в два часа ночи в кабинет на третьем этаже управления ФСБ по Калининградской области в трусах и шлепанцах. Но это особая история, требующая отдельного материала...
Ну и добивая этот пункт - «может сбежать и скрыться от следствия», адвокат предложил исторический экскурс: по его словам за 31 год работы Рудникова в Калининграде и за более чем десяток различных уголовных дел, которые пытались возбуждать и возбуждали против Игоря Петровича, он ни разу не уклонялся от явки к следователю и никоим образом не пытался сбежать.
Покончив с первым пунктом, Вышинский быстро и четко разобрался и с возможным давлением на свидетелей, и с противодействием следствию.
По делу о вымогательстве, с его слов, проходят как основные действующие лица четыре человека: сам Игорь Рудников, генерал, руководитель СУ СК РФ по Калининградской области Виктор Леденев - потерпевший, экс-главный федеральный инспектор, экс-замполпреда по СЗФО, предприниматель Александр Дацышин - подельник, якобы помогавший депутату вымогать деньги, ну, и сотрудница Игоря Рудникова госпожа Березовская - свидетельница по делу, которая и ходила на встречу, получала документы, которые оказались суммой в 50 000 долларов.
Все трое уже дали подробные показания, и ни на кого из них нет ни возможности, ни намерения, ни даже просто смысла оказывать давление, заявил адвокат. С показаниями Березовской сам Игорь Рудников полностью согласен, на господина Дацышина влияния оказать не может (сам Александр Ярославович оказался под домашним арестом), ну, а про генерала Леденева даже и речи идти не может в принципе. Не в состоянии господин Рудников, оставшись под домашним арестом, мешать следствию: не имеет он возможности влиять ни на экспертов-лингвистов, которым предстоит изучить переговоры, ни на следователя, ни на кого...rudnikov-16Ну, и третий пункт - о продолжении преступной деятельности. Тут Олег Вышинский напомнил суду и всем присутствующим, что перед ними не убийца, не маньяк, не насильник, не террорист, а гражданин, которого на протяжении 20 лет жители города избирали депутатом сначала городского Совета, а затем и областной Думы. Напомнил адвокат и о том, что Игорь Рудников еще на прошлом судебном заседании сложил с себя полномочия главного редактора газеты и не сможет под домашним арестом общаться с коллегами и участвовать в работе редакции.
«На момент обращения Леденева все сведения (о якобы незадекларированной недвижимости генерала) уже были преданы гласности, угрозы распространения новых сведений не было», - отметил Олег Вышинский, добавив, что Рудников на встречу с начальником областного СК не навязывался - это сам Леденев «действовал инициативно». «Рудников никого не насиловал, никого не убивал, не грабил, не бегал за Леденевым, прося "дай миллион, дай миллион"», - сказал адвокат.
По его словам, вообще до сих пор неясно, кто выдвигал требования о деньгах (напомним: именно в этом обвиняют Игоря Рудникова). А что до материалов, которые были опубликованы в «Новых Колесах», то они никак не отразились на карьере генерала, да и приехавшая из Москвы проверка не нашла подтверждения фактам, изложенным в газете. А значит - доводы обвинения носят вероятностный характер. И уж тем более Игорь Рудников не способен продолжить свою якобы преступную деятельность, продолжая разоблачительные публикации...
И снова адвокат вспомнил о серьезных проблемах со здоровьем у своего доверителя, рассказал историю многочисленных нападений и покушений на Игоря Петровича и о последствиях этих эксцессов.
Олег Вышинский особо подчеркнул: решение заключить Игоря Рудникова под стражу противоречит Конституции России, конвенции по правам человека, Уголовно-процессуальному кодексу и решениям сессий Верховного суда.
Когда адвокат заявил, что сотрудники ФСБ своими действиями (а за депутатом пришли задолго до процессуального задержания) хотели унизить его, судья попросил не отклоняться от темы. Олег Вышинский упомянул и о бывшем министре обороны и его доброй знакомой, отсидевшей весь срок предварительного следствия в своей квартире, и «министра, которому за подозрение в более серьезном преступлении назначили домашний арест» (речь, видимо, шла об Алексее Улюкаеве)... В этот момент Судья Капранов прервал адвоката, который начал было приводить примеры из судебной практики, и предложил не отклоняться от сути процесса. Мол, это у них там  - в Москве, а это у нас - в Калининграде...
Здесь в зале раздались крики: «Позор!». «Кто это сказал? Кто это сказал?» - стал высматривать нарушителя судья. И не миновать бы ему этому эмоциональному человеку быть выведенным из зала, если бы он, а точнее - она (это была некая женщина) не ушла сама.
Адвокат на протяжении полутора часов своей речи шаг за шагом, аргумент за аргументом пытался склонить Сергея Капранова к мысли, что его подзащитному не место в следственном изоляторе и даже домашний арест - весьма суровая мера пресечения.
«Суд в обоснование положил только тяжесть совершенного преступления», - констатировал адвокат, указывая, что для заключения под стражу этого недостаточно.

Отчаянный Рудников
Слово в прениях взял обвиняемый. Игорь Рудников заявил, что сотрудники ФСБ его фактически похитили - без повесток, без постановления суда. «ФСБ изъяло все мои медицинские документы. Изъяты даже деньги моей матери, которые предназначены для ее лечения!» - возмутился он. И продолжил: его цель - доказать невиновность, а не скрыться. Предположения следствия попросту абсурдны, потому что он, Игорь Рудников, ни на кого не может оказать давления, даже если бы захотел.
И вообще - если целью следствия была защита генерала Леденева, то она явно не достигнута. «Я вот сижу СИЗО две недели - и что? Газеты и другие СМИ продолжают писать материалы про Леденева, их стало еще больше. Если бы меня не арестовывали, то публикаций бы и не было. Так что, теперь надо пересажать всех журналистов?» - поинтересовался Игорь Петрович.
И еще больше повысил градус своей речи: его заключение в СИЗО - это не только пытка, но и умышленное убийство: «Я живой уже не нужен ни следователю, ни обвинению». Проехался Игорь Петрович и по тому, что его пытаются выставить чуть ли не американским шпионом, «выбрасывая в СМИ документы» (речь, скорее всего, шла о якобы обнаруженной у Рудникова грин-карте США, которую никто так и не видел вживую, а ее фотографию незаконно опубликовала ГТРК «Калининград», непонятно каким образом получившая материалы следствия). Кстати, уже после суда появились сведения, что эта грин-карта - фейк, причем неумело состряпанный. Как сообщают эксперты, такие документы выдаются либо на 2 года, либо на 10 лет. У представленной подделки срок уникальный - 13 лет!
«Мне скрывать нечего!» - закончил свою речь главный редактор «Новых Колес».
Зал зааплодировал, чем, надо сказать, весьма и весьма разгневал судью: «Вам что здесь - театр?! Человек под стражей сидит».
А дальше вступили следователь Андрей Кошелев и прокурор Александр Гринь. Они были убеждены: суд первой инстанции поступил правильно, отправив депутата облдумы за решетку.
Александр Гринь, по сути, отмахнулся от аргументов адвоката и подследственного, назвав их «умозаключениями»: «умозаключения могут высказываться, но они не имеют силы».
При этом прокурор все же признал, что Игорь Рудников на самом деле не являлся подозреваемым на момент, когда к нему пришли сотрудники УФСБ. Они действовали без санкции следователя. А в конце сказал вообще странную фразу: «Я не знаю, виновен ли Рудников. Два пути: либо дело идет в суд, либо дело прекращают».
Следователь Андрей Кошелев был и того лаконичнее: он просто поддержал заявленное ранее ходатайство.
От своей финальной реплики Игорь Рудников отказался.
Судья Сергей Капранов сообщил залу о завершении судебного следствия и удалился на неизвестное время в совещательную комнату.
В зале раздался крик: «Позорная прокуратура!».
Пользуясь предоставившейся возможностью, пришедшие на суд люди пытались общаться с Игорем Рудниковым по видеосвязи, выражали ему свое уважение и солидарность, а сотрудники «Новых Колес» показывали шефу свежий номер, выставляя газету перед камерой.
Вернувшись через полчаса и быстро прочитав свое короткое и однозначное решение, судья Сергей Капранов оставил Игоря Рудникова за решеткой до 1 января, как и было определено изначально.
Шок от этого решения был только у тех, кто присутствовал на суде впервые и до сих пор верит в справедливость, царящую в этих стенах. Граждане расходились тихо и быстро, стараясь не смотреть друг другу в глаза, и даже не собрались на перекур перед зданием суда. Обсуждать уже было нечего.

Когда верстался номер.
В четверг, 23 ноября, Калининградская областная дума на своем заседании рассмотрела вопрос о лишении Игоря Рудникова полномочий депутата. С докладом и демонстрацией некоей пластиковой карты выступил прокурор области Сергей Хлопушин. Он заявил, что на этой грин-карте имеется заламинированный отпечаток пальца господина Рудникова, она выдана на период с 2013 по 2026 год. Кроме того, в российском загранпаспорте депутата нет отметок о въезде в США, хотя, по данным правоохранителей, он там неоднократно бывал, что свидетельствует о пересечении границы по иному, нежели российский загранпаспорт, документу. После чего прокурор потребовал лишить Игоря Рудникова полномочий.
В прениях выступил руководитель «Патриотов России» Михаил Чесалин - он предложил депутатам основываться лишь на юридически значимых документах, которым в данной ситуации должно быть решение суда на основе экспертизы, а не просто заключение прокуратуры.
Глава КПРФ Игорь Ревин также призвал депутатов не спешить и дождаться решения суда относительно этих документов. Он рассказал, как рассматриваются такие дела в Госдуме РФ, - в срок от трех месяцев до полугода. Предложил не принимать заведомо неправомочных решений. Но тщетно!
Через полчаса после начала заседания облдума 33 голосами против 6 приняла решение о лишении Игоря Рудникова статуса депутата.

Хиты: 126
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru