Печать PDF

Калининградская область как идея


Со времени Потсдамского соглашения Кенигсбергская, а затем и Калининградская область много раз меняла свое предназначение, свое место во всесоюзном, а затем и во всероссийском разделении труда.


Наша новая родина. Разбираем, разламываем и вывозим.
Не секрет, что первые переселенцы в область были направлены скорее для демонтажа и вывоза на территорию СССР всего, что можно было вывезти из полученной в качестве репарации земли Восточной Пруссии, поделенной странами-победителями между социалистической Польшей и СССР.
Многие очевидцы тех лет вспоминают, что все, что можно разбиралось, демонтировалось и отправлялось эшелонами в центр - от немецкого кирпича, остатков заводов, станков и вплоть до металла. Как говорят те, кто первыми приехал в Кенигсбергскую область, было ощущение, что все это очень ненадолго и нас вот-вот либо вернут ГДР, либо передадут Польше. Именно этому ощущению временности и шаткости положения мы обязаны сотнями и тысячами разобранных на кирпич домов, кирх, замков. Именно с этим ощущением жили в еще недавно немецкой Восточной Пруссии переселенцы, разламывая и уничтожая прежнюю жизнь.
Формировалось и новое население области - в Калининград устремились те, кто не нашел себя в послевоенном СССР, поссорился с местными партийцами, был неугоден у себя в селе, городе, республике или просто потерял все и всех у себя на родине. Ну, или те, кому было от чего скрываться.
Переехали в Калининградскую область и советские воины, прошедшие Вторую мировую и посмотревшие Европу. Они, вернувшись в свои города и поселки, в СССР обнаружили все то, что оставили, уходя на фронт, - нищету и разрушение. Только теперь это положение было еще больше усугублено прошедшей опустошительной войной, выкосившей большую часть трудоспособных мужчин. А жить хотелось как в увиденной во время освобождения от фашистов Европе, но так, чтобы в СССР. Так за относительно короткий срок - 15-20 лет с нуля сформировалась уникальная национально-культурная среда, где перемешались десятки национальностей и народностей СССР, где никто не мог претендовать на звание коренного народа и все вокруг были равны в своих правах на эту землю - все были «понаехавшие». Если где и сформировалась единая общность - советский народ, так это именно в Калининграде и области того времени.
Калининградскую область иногда называют Русской Америкой - в том смысле, что изначально она была заселена именно переселенцами из разных союзных республик, несогласными с тамошней жизнью, решившими попытать счастье вдалеке от родных мест, начать все с нуля. Людьми энергичными и легкими на подъем, людьми, которым на своей малой родине нечего было терять.
Калининградская область была новой, иной возможностью, местом, где тебя никто не знает, никто не помнит и где ты можешь начать все заново, с чистого листа.

Нам здесь жить и рыбу ловить
К началу 60-х стало окончательно ясно, что мы здесь всерьез и надолго и регион не просто останется в составе СССР, а будет некоей отдельной областью в рамках РСФСР - к Литовской ССР его присоединять не станут. В этот момент возникает новое видение «развития» области - она, по мнению партийных чиновников, должна была максимально «советизироваться». Долой все немецкое, долой все западное, строим хрущевки и разрушаем кирхи, замки, взрываем и главное архитектурное достояние области - Королевский замок.
Ну, и понеслось - некогда один из красивейших старых городов Европы за пару десятилетий усилиями партии и правительства, местных партийных руководителей был превращен в «советский город» с его широкими улицами, проспектами и парками, заставленными унылыми и однообразными панельными домами всевозможных серий. Убогими и чужими смотрелись в этом новом советизированном Калининграде остатки всего немецкого - от брусчатки, пожарных гидрантов на улицах до руин Кафедрального собора и до многочисленных ворот города.karta-oblasti-198-148
В это время - в 60-70-х - окончательно определилось и место новой территории в так называемом всесоюзном разделении труда: Калининградусуждено было стать одним большим портом - торговым и рыболовным - и военно-морской базой. Большая часть мужского населения города и области постоянно находилась в море - либо ловили рыбу, либо ходили на торговых судах, либо все там же, в море, охраняли и обороняли Родину. Кроме того, Калининград и область долгие годы были закрытой территорией, куда не всем гражданам СССР можно было приезжать и прилетать.
Таким образом, все более обособляясь от остальной территории СССР, Калининград и ментально все больше и больше отличался от усредненного Советского Союза.
Мужчины в море зарабатывали деньги - валюту и боны, чеки и прочие денежные суррогаты, а женщины и дети на берегу с удовольствием их тратили в специализированном магазине «Альбатрос». К слову, подобными магазинами, торгующими на чеки и боны, могли похвастаться только столицы союзных республик и некоторые портовые города.
Кафе, парикмахерские, предприятия сферы услуг Калининграда тоже отличались в лучшую сторону от существующих в СССР, к тому же их было просто больше. Население области часто бывало за рубежом, в той же соседней социалистической Польше, и поэтому было лучше подготовлено к пониманию рыночных механизмов и морально готово к существованию в условиях открытого рынка.
Именно этим объясняется то, с какой легкостью Калининград и область прошли тяжелое окончание эпохи СССР, развал Союза и переход на полукапиталистические рельсы.


Развал СССР и новая экономическая реальность. Свободная экономическая зона.
Эти времена уже в памяти многих сегодня живущих и активно действующих на территории области предпринимателей и политиков. В одночасье Калининградская область оказалась отделенной двумя границами от Большой России, стали разрушаться десятилетиями сложившиеся экономические связи, производственные цепочки. Начались разговоры о самостоятельности и независимости области, о ее выходе из состава России. matochkin
Первым делом развалились крупные промышленные производства, предприятия ВПК, ориентированные именно на советский госзаказ, затем пришло время рыбопромысловых баз, чьи суда перестали отвечать требованиям времени и тратили топлива больше, чем добывали рыбы.
Затем пришла в запустение и область рыбопереработки, настала очередь деградации калининградских портов - перевалка через них сталаэкономически невыгодна.
Однако в условиях политической и экономической турбулентности начала 90-х Калининградская область быстро адаптировалась к изменившимся правилам игры и, как и вся Россия 90-х, только намного эффективнее и быстрее, начала торговать всем и везде.
Особую и незаслуженно забытую сегодня роль в экономическом выживании области и ее переходе на новые рельсы сыграла команда первого избранного губернатора, профессора Юрия Маточкина.
Пользуясь открывшимися возможностями, опасениями федерального центра по поводу нарастания в области сепаратистских настроений, команде Маточкина удалось, немного попугав Москву, получить особые экономические преференции от федерального центра. Калининградская область перестала быть закрытым субъектом, наоборот, в кратчайшие сроки превратилась в самый открытый регион страны, свободную экономическую зону, обретя новый экономический смысл своего существования (в 1996 году «свободная зона» стала «особой»).
Все 90-е годы и большую часть нулевых область была своеобразным отверточным производством.
Так, из беспошлинно ввезенного на территорию области сахара и какао путем несложных манипуляций - смешивания и нагревания -производилась шоколадная помадка, но уже «российского производства», так же беспошлинно поставлявшаяся на остальную территорию России. В отдельные годы до 70 процентов всей шоколадной помадки для нужд кондитерской промышленности России производилось на небольшом предприятии в Калининградской области.
На нескольких новосозданных крупных предприятиях из полученных беспошлинно запчастей собирались телевизоры и прочая электроника и отправлялись в Россию (снова беспошлинно) - как произведенные на территории РФ. Большая часть «импортных» телевизоров десятков марок, заполонивших российские торговые сети, производились в Калининградской области.
Именно благодаря профессору Маточкину и его команде в Калининграде появился и такой монстр современной промышленности, как «Автотор». После требования первого вице-премьера правительства РФ Бориса Немцова пересадить чиновников на российские автомобили было принято оригинальное решение - начать сборку БМВ, а затем и «Хаммеров», «Хендаев» и прочих «иномарок» на территории Калининградской области - чтобы правительство РФ и чиновники рангом пониже могли покупать в рамках госзакупок автомобили именно «российского производства».
Так же было и с замороженным мясом и фаршем, поступавшим в Калининградскую область из Аргентины и Бразилии и путем присаливания, приперчивания и перемешивания превращавшимся в продукцию российского производства.
Профессора Маточкина на посту губернатора сменил одиозный «Батяня» - губернатор Горбенко, затем адмирал-губернатор Егоров. Несмотря на то что у каждого из них было свое «видение Калининградской области», несмотря противоречиям и на то, что представляли они интересы разных кланов, вопреки всему - никто из них не пытался подвергнуть ревизии достигнутые Маточкиным договоренности с федеральным центром, а лишь в меру сил и способностей старался поддержать статус Особой экономической зоны в Калининградской области.

Черная налоговая дыра. Во что превращаются хорошие идеи
На времена губернаторства Владимира Егорова (2005-2010 годы) пришелся максимальный расцвет ОЭЗ в Калининградской области, наложившийся к тому же еще и на «тучные годы» растущих цен на нефть в мире, на годы процветания, бурного развития и обогащения России.
Калининградская область процветала, цены на недвижимость, на землю на предприятия росли, местные предприниматели стали активно выходить на внутренний российский рынок, торговые сети «Виктория» и «Вестер» совершали головокружительные экспансии в Большую Россию, и даже медиахолдинг «Комсомольская правда в Калининграде» двигался по всей стране, копируя свой калининградский бизнес, запуская журналы и сайты в российских городах, а сам Калининград с достоинством встречал свое 750-летие, получив дополнительные многомиллиардные вливания наприведение в порядок малой родины Людмилы Путиной.
При этом концепция развития Калининградской области в контексте дружбы с Европейским Союзом предполагала создание на базе области региона пилотных проектов Россия - ЕС, обсуждались перспективы совместного российско-европейского управления регионом для отработки, внедрения и апробации последующих механизмов вхождения всей России в Евросоюз.
Будущее области представлялось прекрасным и безоблачным. boos
Однако на самом верху российской власти будущее области не выглядело таким уж оптимистичным - с каждым годом, с каждым месяцем накапливалось негативное отношение экономического блока правительства РФ к стремительно богатеющей за счет недоплаты таможенных пошлин и всяких экономических трюков Калининградской областью. Федеральный центр требовал закрыть «налоговые дыры» в ОЭЗ и пересмотреть закон об Особой экономической зоне в сторону его ужесточения и большего контроля, устранить всяческие лазейки для обхода таможенных платежей, навести наконец порядок.
Как раз в 2010 году в Госдуму был внесен новый закон о ОЭЗ, который лишал область большей части преференций. Стоит отметить, что экономический блок правительства КО в те годы возглавляли сильные и отлично образованные руководители, понимавшие всю опасность для области нового закона без четкого отделения зерен от плевел. Они старались, по требованию федерального центра, закрыть налоговые дыры, раздражавшие Москву, сохранив при этом особый статус региона и не перекрыв пути его дальнейшего развития.


И волки целы, и бабки - сыты! Чем не стала Калининградская область
Одним из требований Москвы в середине 2000-х было прекращение серого импорта автомобилей через Калининградскую область.
Автомобили ввозились в регион беспошлинно, вся «областная растаможка» обходилась примерно в 200 евро за автомобиль 3-7 летнего возраста, а в техпаспорте ставилась отметка о запрете отчуждения автомобиля на территории Большой России. Иными словами, за «растаможку» на область иномарок калининградцы платили сущие копейки, имели возможность ездить на этих машинах в Россию, эксплуатировать личное имущество на всей территории страны, но не имели права продавать эти автомобили в РФ. Именно поэтому они «теряли» оригиналы ПТС, находясь в России, и за незначительные деньги «восстанавливали» утерянные документы, но уже без отметки о запрете отчуждения и, естественно, тут же продавали «областные» автомобили россиянам по сходной цене без дополнительных трат на таможенное оформление.
Так потоком в 50-100 тысяч автомобилей в год через Калининградскую область шел «серый импорт» подержанных иномарок.
Естественно, федеральная власть требовала запретить и прекратить. Естественно, власть областная искала и нашла соломоново решение. Так, по предложению тогдашнего первого вице-губернатора Михаила Цикеля, правила ввоза подержанных иномарок должны были измениться следующим образом: ввозить их беспошлинно на территорию области могли только предприятия или индивидуальные предприниматели, которые в дальнейшем не имели права даже въезжать на этих автомобилях на территорию Большой России. Такое ограничение не могло быть наложено на частную собственность гражданина РФ в соответствии с Конституцией, но легко укладывалось в законы по ограничению использования имущества предприятия, находящегося на территории Особой экономической зоны.
И так по каждому из 12 спорных пунктов, шаг за шагом, решение за решением находили чиновники областной администрации выходы из сложившейся непростой ситуации, готовя большой пакет поправок ко второму чтению в Госдуме закона об ОЭЗ в Калининградской области. Поправки были готовы, согласованы с комитетами и комиссиями Госдумы и, казалось, Калининградская область снова спасена на ближайшие десятилетия. Но тут случился Георгий Боос.

Федеральный проходимец. Калининградская область как место распила.
Что уж там случилось у московских небожителей, можно только догадываться. О том, кто кого и от кого равноудалял и разгонял по России, за эти годы написано много. Могучая кучка вокруг Юрия Лужкова была распределена и равноудалена: Михаила Меня отправили в Ивановскую область, Валерия Шанцева послали рулить в Нижний. А калининградцам досталось чудо под именем Георгий Боос.
Первым же делом Георгий Боос ,не дожидаясь крайнего срока, потребовал у губернатора Владимира Егорова досрочно освободить должность, в один день разогнал весь экономический блок, не пожелав даже выслушать и вникнуть... В итоге новый закон об ОЭЗ был проштампован Госдумой без каких-либо поправок, фактически лишив Калининградскую область всех значимых преференций и поставив крест на ее экономическом будущем. cukanov
Эти недовнесенные поправки стали через четыре года основным драйвером протестных митингов в тишайшем доселе регионе и фактически послужили первопричиной искренней ненависти калининградцев к московскому снобу на посту губернатора области.
Но еще до известных событий Георгий Боос как слон в посудной лавке растоптал и разнес половину калининградского бизнеса, лишив работы многие тысячи простых калининградцев. Еще до всяких кризисов десятками стали разоряться и закрываться предприятия - и не только завязанные на ОЭЗ, но и такие, как «Росбан», строивший качественные дороги по всей области, и десятки других.
Идея господина Бооса относительно Калининградской области была проста и незамысловата - заводить в регион федеральные проекты и весело пилить федеральные деньги своими ручными компаниями.
Так появились мегапроекты строительства «Боосбана» - Янтарного кольца, Балтийской атомной станции, Черняховского металлургического комбината.
Вишенкой на торте безумия Георгия Бооса стал проект строительства завода по выпуску дирижаблей, чтоб продукцию калининградских компаний доставлять в Большую Россию воздухом и дешево.
Калининградцы искренне веселились, узнавая из прессы о новых проектах, и интересовались тем, что же курит наш губернатор. Но экономический спад, вызванный сумасбродным руководством и кадровой политикой Георгия Бооса, привел к выходу 15 тыс. горожан на улицы Калининграда с единым требованием - немедленной отставки губернатора.
Ну, а после того, как Георгий Боос поссорился с Людмилой Путиной, патриархом Кириллом, напялил на себя на парад 9-го мая 2010 года форму полковника ВВС и развесил по груди непонятные награды, он окончательно превратился в «непроходного» губернатора.
Последней каплей на чаше весов за непереназначение ГВБ была публикация в нашей газете письма главного военного прокурора Фридинского о том, что полковник Георгий Боос разжалован в капитаны, так как все звания выше капитанского получены им незаконно.
Господин Боос улетел в Москву так же стремительно, как и появился, а вот Калининградская область осталась лежать в экономических руинах после бурного правления федерального проходимца.

Местный, муниципальный, партийный - никакой
С назначением Николая Цуканова на должность губернатора в экономических кругах области был слышен выдох тех, кто еще остался жив.
«Любой лучше прежнего» - такими словами было встречено назначение бывшего главы Гусевского района, главы Ассоциации муниципальных образований Калининградской области и по совместительству главы регионального отделения правящей партии новым губернатором.
Для самого же региона это назначение и невнятное правление Николая Цуканова (теперь это можно утверждать точно) было передышкой и временем небытия.
Область экономически скатывалась вниз, медленно погружаясь все глубже и глубже по инерции, заданной прежними руководителями.
Кадровая чехарда, сопровождавшая весь период правления Николая Цуканова, ставшая уже притчей во языцех, не позволяла реализовать никакой экономической стратегии развития области, лишь ухудшая и без того плачевное состояние ее экономики - в совокупности с общероссийским экономическим кризисом, начавшимся в 2013 году.
Итогом этого периода для области стали пустота и деградация.
Но кое-что все же сделать удалось. Николай Цуканов войдет в историю области прежде всего тем, что лишил ее туристического потенциала, поставив свой личный крест на этом секторе экономики.
Прекрасно известно, что туристическая привлекательность региона для российских граждан не в теплом море, которого нет, ни в пляжах, которые смыло, а прежде всего в его «немецкости».
Калининград (Кенигсберг) до недавних пор был чуть ли не единственным городом с хорошо сохранившимися орденскими замками.
В Европе они притягивают к себе миллионы туристов, а их владельцы устраивают театрализованные представления, реконструируя рыцарские бои. Вокруг подобных замков растет туристическая инфраструктура... Но все это не про нас.
Именно по инициативе Николая Цуканова за год до вступления в силу закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», так называемого закона о реституции, по которому кирхи должны были вернуться католикам и протестантам, он продавил через областную Думу законы Калининградской области 501 и 502 о досрочной передаче этих объектов РПЦ МП.
Конечно, католикам и протестантам было обидно не получить их законное имущество, досрочно быстро под шумок переправленное РПЦ МП, но при всем уважении к этим конфессиям, дело даже не в этом.
Проблема в том, что по настоянию патриарха Кирилла, ранее служившего митрополитом Калининградским и Смоленским, РПЦ заполучила не только кирхи, которые годами на средства немецких благотворителей восстанавливали из руин, но и замки Восточной Пруссии:
«Вальдау», «Каймен» (руины), «Нойхаузен», «Таплакен», «Рагнит» (руины), «Лабиау», «Гердауэн» (руины), «Инстербург»... Иными словами, все сколь-нибудь значимые рыцарские замки, несмотря на то что они никогда не были объектами религиозного назначения, перешли в собственность РПЦ.
Продолжая ветшать в наше время, они явно и однозначно показывают пропавший туристический потенциал области.


Что день грядущий нам готовит?
Однако наша цель - не только напомнить об упущенных возможностях, рассказать об исторической ретроспективе развития и деградации Калининградской области. Главное - чтобы сегодня и сейчас мы остановились на бегу и в потоке мелких сиюминутных проблем все-таки задались вопросом: кто мы, калининградцы? Куда мы идем? Кем в современном мире хотим быть и какого будущего мы себе желаем в стране, которая все больше живет воспоминаниями о прошлом?
Накануне предстоящих выборов нового губернатора Калининградской области, увы, ни один из четырех претендентов не сформулировал явно и четко, без витиеватых рассуждений, стратегию развития региона.
И, что еще печальней, никто в Москве или в СЗФО и не собирается за нас придумывать, кто мы, чего хотим и к чему стремимся, каково место области в стране и мире.
Калининградцам, а прежде всего экономическому блоку нового правительства области и ее будущему губернатору, предстоит ответить на этот вопрос, представив понятный план, путь, стратегию.
Никто иной, а именно губернатор области должен выступать дирижером, дающим четкие сигналы людям и бизнесу, политической и экономической элите региона.
Сегодня Калининграду не хватает региональной идеи.
Если мы западный форпост России на Балтике, ее непотопляемый авианосец, то логично было бы ставить перед федеральным центром вопрос о выделении существенных средств на восстановление военных городков, промышленных предприятий оборонной промышленности, тех же судоремонтных заводов, и на развитие военной инфраструктуры - активно участвовать в распределении средств, выделяемых на «оборонку». Но в этом случае стоит забыть о дружбе и выстраивании связей с Европой и соседями, о регионе сотрудничества и обкатки совместных проектов.
Да, это реальный сценарий, но он предполагает, что ответственность за экономическое выживание региона должна полностью лечь на Москву, а сама Калининградская область, выполняя федеральные задачи обороны, с учетом этого особого геополитического статуса должна стать максимально дотационным регионом с наполненным Москвой же бюджетом.
Другой вариант - вернуть идею пилотности региона в рамках взаимоотношений с Западом в широком понимании этого слова. Тогда, несмотря на все санкции и взаимные упреки между странами, стоит начать развитие приграничной торговли, выставочной деятельности, обмена технологиями, знаниями, опытом, снова превратив область в главный регион сотрудничества Россия - Европа.
И такую концепцию развития стоит проработать детально и представить в высоких московских кабинетах. В этом случае нас ждет демилитаризация и максимальное раскрытие области перед европейцами - снова нужно вводить 72-часовой безвизовый режим для иностранцев, строить выставочные комплексы и экспоцентры, устраивать совместные семинары, лекции, приглашать в БФУ преподавателей и специалистов из Европы и всячески стимулировать развитие совместных производств.
Ну, а пока Калининградская область замерла на распутье - ни вправо, ни влево, не авианосец и не регион сотрудничества. Мы теряем и теряем с каждым днем свое место в различных рейтингах и собственную значимость, свою самоидентичность и привлекательность, превращаясь в невыразительную российскую провинцию посреди Европы, оставаясь лишь географической точкой на карте и строкой в резюме российских компаний, которым важно написать - «работаем от Калининграда до Владивостока».

 

Хиты: 178
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru