Печать PDF

Александр Оршулевич: «Возвращение городу исторического названия - это символ деэскалации конфликтов в Прибалтике»


Александр Оршулевич принадлежит к тем личностям, которые принято называть «одиозными», не вписывающимися в политический мейнстрим (причем это относится как к властным структурам, так и к узаконенной оппозиции). В его жизни были и обвинения в фашизме и антисемитизме, и судимость... Последнее движение, организованное господином Оршулевичем, - кампания за возвращение Калининграду исторического названия Кенигсберг, которая тоже была воспринята неоднозначно.
Сегодня мы решили предоставить слово самому «виновнику торжества»: всяко лучше узнать убеждения человека от него самого, а не из чьего-то пристрастного пересказа.


- Организация националистического толка, основателем которой вы являетесь, называется Балтийский авангард русского сопротивления (БАРС). Кому или чему сопротивляетесь? Почему было дано такое название?
- Движение, которое я до недавнего времени возглавлял, противостоит попыткам чекистов-реваншистов опрокинуть современную Россию обратно в болото советского тоталитаризма. В рамках БАРСа происходит организованное сопротивление правой молодежи попыткам государства навязать догматическое представление об отечественной истории, привить ей взгляды и ценности, чуждые правовому обществу и живым национальным интересам России.
- Но в названии организации присутствует ссылка на национальность ее участников. Значит ли это, что доступ в БАРС закрыт для «нерусских» или что активистам БАРСа безразличны интересы других социальных групп и национальных меньшинств?
- Слово «русский» мы понимаем в широком смысле, а именно - как синоним гражданина России. Мы осуждаем всякую крайность в политике, понимая, что в конечном счете как государственный шовинизм Владимира Путина, так и воинствующая ксенофобия радикалов приводят к одному плачевному результату. Невинными жертвами агрессии становятся обычные жители нашей страны. Рассматривать идеологию и организационные структуры моих единомышленников следует в аспекте духовного и политического правопреемства БАРСа от антикоммунистических организаций белой эмиграции. Того самого осколка исторической России, который долгое время являлся реальной альтернативой большевицкому застенку.
Так вот, основанное на христианском вероучении и уважении к исторически сложившемуся многоплеменному укладу российской государственности движение БАРС лояльно относится к национальным меньшинствам в России и в качестве главного требования к кандидатам в организацию предъявляет не национальность, а верность идеалу Святой Руси, то есть старинной объединительной идее России.
- Почему вы покинули БАРС и как позиционируете себя сегодня?
- Я был вынужден это сделать по одному из требований областной прокуратуры, поскольку в последние годы ужесточилось законодательство, регулирующее деятельность общественных объединений, и теперь ранее судимые по «экстремистским» статьям граждане не могут становиться учредителями и возглавлять общественные организации. Если бы я этого не сделал, у прокуратуры были бы развязаны руки для ликвидации БАРСа через суд. Разумеется, я не отказался от своей политической позиции и продолжаю деятельность, но уже не в качестве члена какой-либо организации, а самостоятельно.
- Расскажите подробнее о вашей судимости. Она как-то связана с образом «фашиста», который ваши оппоненты пытаются за вами закрепить?
- Нет ничего удивительного в том, что активный оппозиционный политик становится объектом пристального наблюдения и даже провокаций со стороны ФСБ. Я считаю, что эта служба имеет налаженный репрессивный аппарат, целью которого является недопущение демократической и национальной оппозиции во власть. А наилучшим средством для этого еще со времен СССР было обвинение в государственных преступлениях. Тогда политическая крамола называлась «контрреволюцией», сейчас - «экстремизмом».
Как и многие другие молодые политики в России, в 2011 году я стал жертвой ложного обвинения в антисемитизме. Поскольку доказательств моей вины у следователей ФСБ фактически не было, дело затянулось до 2013 года, когда в итоге мне был присужден штраф в 40 тыс. рублей.
Если говорить о содержании понятия «фашизм», то оно имеет исключительно ругательный характер. И в этом смысле недалеки от правды те активисты либеральной оппозиции, которые называют режим Путина «фашистским». Я же, напротив, выступаю за свободные выборы, за децентрализацию государственного аппарата, за соблюдение прав и свобод граждан, закрепленных в Конституции, другими словами - за равенство возможностей и равенство всех перед законом.Orlushewich
- А как это согласуется с вашими монархическими убеждениями, о которых вы раньше часто заявляли?
- Мой монархизм имеет мало общего с ходячим представлением о монархии как о лояльности рабов своему повелителю. Я рассматриваю монархию как институт законной преемственности власти в духе национальной традиции, а не как самоуправство какого-либо правителя. Уверен, что сегодня этого института России явно недостает - именно в качестве гарантии законности и справедливости. Тем более что наша страна имеет самые глубокие предпосылки к его существованию по образцу Великобритании, Японии и других развитых государств.
- Раз уж мы заговорили о политических предпочтениях и других государствах, скажите, какие политические партии в Европе ближе всего вам по взглядам.
- Это Консервативная партия Великобритании, например, или «Право и Справедливость» в Польше. В их политической идеологии органично сочетаются христианская мораль, верность национальной традиции и демократизм. Однако надо помнить, что если левые партии во всех странах практически одинаковы, потому что налагают универсальный закон на общество, то правые партии, основанные на национальной традиции, всегда несут специфическую идею в силу разности наций, к которым они относятся.
- Какие цели вы преследовали, инициируя в прошлом году движение за возвращение Калининграду исторического названия Кенигсберг? Что даст городу смена названия?
- Причиной новой экономической депрессии, которая постигла Россию, а вместе с ней и Калининградскую область, является нежелание политического руководства страны и населения в целом отказаться от советской ментальности. Колоссальные силы тратятся на борьбу с выдуманными врагами, вместо того чтобы реализовать тот огромный потенциал, который имеется у нашей страны, на благо будущих поколений. В нашем регионе располагается множество объектов мировой культуры, и это прежде всего сооружения Тевтонского ордена, которые могут и должны стать центром притяжения для туристических потоков со всего мира. Но они продолжают разрушаться, уже находясь в собственности Московской патриархии РПЦ. Правительство фактически осуществляет политику уничтожения уникальных артефактов и замещения их низкопробным типовым новостроем - точно так, как если бы варварство было у нас в крови.
Но мы знаем, что это не так: многие наши сограждане возмущены этой кощунственной практикой. Идею переименования города, названного в честь одного из коммунистических преступников, ответственного за геноцид народов СССР, поддерживает по меньшей мере 25 процентов населения. И это только те, кто не побоялись в ходе опросов прямо высказать свое мнение на такую острую тему. Возвращение городу исторического названия - это еще и символ деэскалации конфликтов в Прибалтике, это открытые границы с Европой, это повышение качества жизни горожан.
- Вы же прекрасно понимаете, что сегодня, даже если устроить референдум, жители Калининграда побоятся голосовать за переименование города в Кенигсберг. Да и, кстати, сколько это будет стоить бюджету?
- Это не жители Калининграда побоятся возвратить историческое имя, когда для этого представится возможность. Это администрация президента боится подобного волеизъявления граждан, потому что оно неизбежно приведет к утрате владычества силовых структур над умами рядовых россиян. Миф об осажденной крепости будет подвергнут ревизии, а десоветизация названия города, осуществленная в одном субъекте РФ, обязательно произойдет и в других, где населенные пункты все еще носят имена красных террористов. Это будет предвещать начало возвращения России на европейский путь развития, с которого она сошла в 1917 году, когда вместо всенародно избранного Учредительного собрания судьбу страны решили коммунисты-узурпаторы.
За переименование Калининграда инициативной группой, в которую я вхожу, было собрано свыше 2 тыс. подписей. В Калининградскую областную думу были поданы все документы, необходимые для рассмотрения депутатами нашего предложения, в том числе примерные расчеты затрат - всего 10 млн рублей за 10 лет. Это, к примеру, та сумма, на которую сокращены расходы бюджета области на меры по поддержке провластных региональных СМИ в этом году. Все документы граждан подлежат обмену в обычном порядке, по истечении срока их действия. Единовременные срочные траты необходимы только на замену печатей городских властей и вывесок административных зданий, причем в течение 10 лет названия Калининград и Кенигсберг могут использоваться равнозначно.
- Что вы думаете о восстановлении кенигсбергского замка? И о заявлении и.о. губернатора Алиханова о том, что он не допустит этого.
- Слишком нелепо выглядит Дом советов, который теперь собираются реконструировать, в центре древнего города. Этот примитивный монстр явно проигрывает разрушенному Королевскому замку, и всем это очевидно. Как очевидно и то, что власти намеренно препятствуют инициативам по восстановлению исторического центра Кенигсберга, не считаясь с выгодами, которые получали бы горожане от развития туристической отрасли. До тех пор, пока политические соображения партии власти будут превалировать над очевидными потребностями культуры и цивилизации, наш регион будет оставаться депрессивным как в экономическом плане, так и в смысле общего развития человеческого потенциала.
Заявление господина Алиханова обличает его самого человека, не заинтересованного в развитии края, не понимающего психологии и ценностей его жителей.
- Калининградцы имеют какую-то особую психологию и какие-то отличные от остальной России ценности?
- Жители региона имеют гораздо более независимый взгляд на вещи, нежели остальные россияне. Близость к европейским центрам и доступность путешествий делают их русскими европейцами - с соответствующими потребностями как материального, так и духовного плана. И хотя мы живем в едином информационном пространстве с центральной Россией, здесь всякого рода радетели за власть и ненавистники Запада из НОДа, например, выглядят не патриотами, а маргиналами. Калининградцы ценят историю этого края, а краснокаменные реликвии из прошлого всегда были будут частью их собственного мира, от которого они не откажутся. Сегодняшние «кенигсбержцы» удачно совмещают свою русскую идентичность с уважением к немецкому наследию Пруссии. И это не может не радовать.

 

Хиты: 342
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru