Печать PDF

Праздник, о котором надо говорить


Заявление президента ФРГ Йоахима Гаука, сделанное в канун 70-летия победы над нацизмом, стало одним из немногих живых и действительно человечных обращений официальных лиц Евросоюза

«Поколения, рожденные в Германии после войны, должны помнить, что благодаря СССР они получили свободную и достойную жизнь», — заявил Гаук. По его словам, Вторая мировая изначально планировалась как «идеологическая война, война на уничтожение и истребление».Это заявление примечательно тем, что не вызывает внутреннего отторжения, не продиктовано ненавистью или попыткой провести аналогии между днем минувшим и днем сегодняшним, а потому абсолютно диссонирует со словами, звучащим в последнее время из столиц государств некогда единой антигитлеровской коалиции.

Про День Победы писать очень просто. 70 лет официальной пропаганды создали параллельный язык, состоящий из штампов, — знай только подставляй нужные слова в нужное место. Празднование очередной годовщины превратилось в аналог церковной литургии, текст которой был написан еще Иоанном Златоустом. Даже изменение порядка произношения священных текстов и совершения ритуальных действий кажется чем-то кощунственным, не говоря о вмешательствах в «символ веры» путем того или иного анализа замусоленных фраз, не означающих, ввиду постоянного повторения, практически ничего. Как ни странно, это происходит не от увеличения знаний о войне, открытия архивов, не оттого, что внуки ветеранов при помощи выложенных в интернет документов войны и журналов боевых действий отдельных воинских подразделений, некогда бывших секретными, могут узнать о своих дедах больше, чем тем самим было известно («солдат должен знать свой маневр»). Это происходит из-за отсутствия осмысления происходившего три четверти века назад, из-за того, что полная правда приведет к разрушению привычного сусального образа, сформированного еще брежневской пропагандой.

Самое страшное происходит, когда при обсуждении войны мы наблюдаем столкновение культур, микроисторий, позиций чиновников и политиков, ограниченность нашего знания о тех годах не только не помогает нам вынести отдельное суждение, но и еще больше отдаляет друг от друга.

prazdnik-govoritВещи, во время самой войны казавшиеся логичными и закономерными, сейчас уже представляются невозможными. Например, в 1943 году почта СССР выпустила почтовые марки с изображением в одинаковом размере флагов СССР, Великобритании и США и надписью «Да здравствует победа англо-советско-американского боевого союза. Сталин».  Представьте, что было бы сегодня, если бы появился подобный плакат! Сколько возмущенных общественников и прокурорских проверок пришлось бы пережить тому, кто не поставил бы в цитате Сталина слово «советского» на первое место и разместил бы на окаянном плакате флаг США. А ведь еще 10 лет назад, в 2005-м, по Красной площади в парадных коробках прошел батальон армии США с боевыми знаменами.

Подобного рода казусы происходят и у наших ближайших соседей. Например, заявление польского министра Гжегожа Схетыны о том, что Освенцим освобождали украинцы, так как фронт назывался Первым Украинским, основано на практически отсутствовавшей в советской армии на завершающем этапе войны, но принятой в западных армиях тех лет практике формирования национальных корпусов и батальонов. И — да, сейчас уже нельзя говорить «Освенцим», а политкорректно писать «Аушвиц-Биркенау», так как это оскорбляет жителей соответствующего польского города. Причем пока были живы свидетели существования концлагеря, все было нормально, а теперь все резко начали оскорбляться. И — да, для комментатора истории Второй мировой на территории Польши надо разбираться в отличиях Армии Крайовой от Армии Людовой, а обеих этих армий —  от 1-й польской, воевавшей в составе Вооруженных сил СССР (в отличие от украинских фронтов, она формировалась по национальному принципу), а также помнить о том, что в Лондоне находилось польское правительство в изгнании, с которым у союзников были самые разные отношения.

Впрочем, в нашей стране в «символ веры» входит правило отмечать День Победы именно 9 мая, а празднование того же самого события 8-го считается непростительной ересью. Судя по всему, о том, что такое часовые пояса все за эти годы успели забыть, равно как и о линии перемены даты, благодаря которой, когда на Дальнем Востоке вовсю гремят парады к 9 Мая, в США еще вполне себе 8-е, но тоже празднуют.

Кстати, о парадах. Почему-то парад на Красной площади в Москве, который состоится в этом году, называют 70-м, а традицию их проведения считают исконно советской, в то время как в СССР 9 мая парады проводились только 4 раза — в 45-м, 65-м, 85-м и 90-м годах, все остальное время войска маршировали на Первомай и годовщину Октябрьской революции. Традиция проводить парад ежегодно в этот день появилась при Борисе Ельцине, в 1995 году. К слову, в 1995-м был и парад военной техники, но проводился он не на Красной площади, а на Поклонной горе, но было это обусловлено реконструкцией центра Москвы (а когда на танки начали ставить прорезиненные траки, чтобы не портить асфальт, он вернулся на главную площадь страны). Но в 1995 году Россию никто в гегемонии, бряцании оружием и прочих вещах обвинять не думал, хоть парад продолжался около двух часов, а количество военнослужащих только на Поклонной годе было сопоставимо с полным парадом этого года. Не с руки было, а теперь с руки — вот и президент соседней Польши в выступлении на традиционном параде в Варшаве называет традиционный парад в Москве нехорошими словами.

Наши СМИ обидело чье-то предложение проводить ежегодный парад Победы в Берлине. Причем — почему-то оскорбились не германские власти (по принципу «ну, сколько можно топтаться победителям на нашем чучеле»), а именно российские «патриоты».  При этом в 1945 году парад Победы в Берлине был — и проходил 7 сентября у Бранденбургских ворот, в нем принимали участие сводные полки стран-союзников, с советской стороны его принимал маршал Жуков. И проводился он не по инициативе союзников, а по инициативе советской стороны. Но кто и когда об этом вспоминает? Так получается, что традиция российских СМИ забывать союзников является своеобразным ответом на забвение чудовищного вклада Советского Союза со стороны публицистики зарубежной. Оно, конечно, понятно (кто, например, в нашей стране помнит, что Китай потерял во Второй мировой войне не менее 20 млн человек?), но неизвестно, какой будет память о войне лет через 15, когда эти непересекающиеся параллельные прямые памяти закостенеют окончательно.

Чем меньше остается фронтовиков, тем больше становится ритуалов. И тем ценнее хоть небольшие, но кусочки настоящей правды. Трогательные встречи ветеранов в сквере у Большого театра уходят в прошлое, что закономерно вызывает попытки зафиксировать хоть какой-то канон исторической памяти. В итоге — уходя от него, прибалтийские страны (а теперь — и Украина) пытаются говорить не об истине, а о собственном о ней представлении, попахивающем возведением в ранг героев коллаборационистов и приводящем к травле ветеранов и парадным шествиям бывших бандитов и легионеров СС.

В страхе непонятно перед чем и принимаются «мемориальные законы», запрещающие опровергать или ставить под сомнение отдельные тексты, вроде приговора Нюрнбергского трибунала (наверное, тогда особое мнение судьи от СССР И.Т. Никитченко, который не был согласен с некоторыми частями приговора в силу их мягкости, следует включить в список экстремистских материалов). Словно ребенка, население ограждают от страшной правды войны. Введение «черно-белой» риторики при поступлении любой неоднозначной информации будет подтачивать всю зацементированную систему, что может и вовсе привести к отрицанию подвига народа и еще более радикальным попыткам пересмотра итогов Великой Отечественной. Только правда и адекватная историческая оценка происходящего смогут помочь не допустить войн в будущем.

Мы — последнее поколение, которое застало живых ветеранов. Их память о войне, их истинная правда, пусть и не всегда приятная, не должны быть потеряны, как это произошло с Первой мировой, уход героев которой произошел незаметно. Тихий и ежедневный подвиг, так сильно отличающийся от перемещения войск на картах континентов, — это и есть настоящая правда войны. Подвиг матери, отщипывающей кусочки детям от своей блокадной пайки. Простого солдата, убитого артиллерийской подготовкой в первые тридцать минут боя. Военнопленного, не пошедшего на сотрудничество с врагом, несмотря на голод и вши. Именно это мы должны передать подрастающему поколению, которое, увы, не застанет живых ветеранов, и для которых Великая Отечественная и Русско-японская войны будут явлениями одного порядка.
Миллионы молодых людей погибли на фронтах Великой Отечественной, миллионы людей погибли в оккупации от рук нацистов, от голода, холода и болезней. Каждый из них на волосок, но приблизил Победу. Это их праздник, они добились того, чего хотели. Но это также и наш праздник, подобный второму дню рождения, так как наши деды и родители выжили и смогли передать нам землю и свободу.

Хиты: 1044
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2018
Рейтинг@Mail.ru