Печать PDF

Тамара Брагина: «Не дадим “Стриктуму” отравить район!»

Тамара Ивановна Брагина c 2006-го по конец 2014 года была председателем Багратионовского районного совета депутатов.

Экономист по образованию, она приехала в поселок Южный в 1986 году — вместе с супругом-военнослужащим. Работала в медицинских учреждениях Багратионовского района, была предпринимателем, занималась организацией питания в семи школах района. Депутат Багратионовского райсовета с 1996 года. Трижды избиралась от поселка Южный, в 2011 году — от поселка Нивенское.

19 декабря 2014 года на внеочередной сессии районного Совета была отстранена от занимаемой должности  председателя. Мотивировка — за организацию протестного движения против строительства в поселке Нивенское рудника по добыче калийно-магниевой руды и возведения обогатительной фабрики, вмешательство в работу администрации и лично главы Нивенского сельского поселения.

— Вы столько лет были верным соратником Владимира Нескоромного, его правой рукой во власти.  Более 8 лет возглавляли райсовет, прошли вместе огонь и воду… Тамара Ивановна, что случилось?

— Начнем с того, что я не только председатель райсовета, но и  депутат, избранный жителями Нивенского. И защищаю прежде всего интересы своих избирателей. Раньше, да и сейчас Нивенское сельское поселение было передовым в районе. Благодаря Михаилу Михайловичу Макарову, благодаря его совместной работе с депутатским корпусом нам многое удавалось. Мне не стыдно  за последние 18 лет: если что и делалось для развития района — то это происходило в Нивенском.

Естественно, ради  положительных изменений в своем округе приходилось идти на компромиссы, в чем-то уступать Владимиру Эдуардовичу, даже если я внутренне не всегда была с ним согласна. Еще раз подчеркну: главным для меня было благополучие моих избирателей.

Ситуация коренным образом изменилась с приходом в район ООО «Стриктум».

IMAG0063Изучив их планы, я пришла в ужас. Ядовитая пыль, отходы химического производства покроют поля в радиусе нескольких десятков километров, вода станет непригодной для питья, на полях вымрет все живое. Нивенское и соседние поселки в случае строительства рудника и обогатительной фабрики превратятся в безжизненное пространство, заваленное горами отвалов, на котором будут красоваться большие блюдца мертвых рассолоотстойников.

Соликамск, Березники — мы хорошо знаем, что происходит с поселками и городами, находящимися рядом с подобным производством.

Я поняла, что жителям наших поселков  уже в ближайшем будущем грозит потеря земли, домов и здоровья. На такие уступки власти я уже точно не готова идти. На кону стоят жизни и здоровье людей, моих избирателей.

— Тамара Ивановна, а неужели Владимир Эдуардович не в курсе того, чем грозит району строительство рудника и обогатительного комбината?

— В последние годы я все меньше понимаю логику действий главы района. Его интересует лишь то, что «Стриктум» обещал привести с собой очень большие деньги, инвестиции, районный бюджет в результате должен был вырасти в разы. Мне кажется, ожидание этих безумных денег и перспективы, которые рисовал ему «Стриктум», и ослепило Владимира Эдуардовича. Ослепило настолько, что проблемы, сопутствующие этому обогащению, он перестал видеть. Во-первых, зачем нужны деньги, если не будет здорового населения? На кого, на какое развитие мы будем их тратить? На вымирающий и больной в прямом смысле этого слова район? У всего есть предел разумного.

Второе. В ожидании этих денег Владимир Эдуардович не заметил, что само предприятие зарегистрировано в Москве, а значит, и те самые налоги, которые ему обещали, уйдут не в районный бюджет, а в Москву…

— Вы пытались ему это объяснить?

—  Конечно, и не раз. У нас постоянно были разговоры на этот счет. Я пыталась ему доказать, что ущерб от этого проекта будет несопоставим с доходами, что пострадают люди, жители поселков, мои и его избиратели. Санитарная зона опасного проживания людей в документах «Стриктума» в несколько раз занижена, у нас высокая плотность населения — и мы вынуждены будем отселять целые поселки. Мы фактически потеряем часть района. Там даже управлять жизнью в зоне добычи и горных отводов  будут представители «Стриктума» — такова норма закона о недрах. Я пыталась предотвратить катастрофу всеми имеющимися у меня способами и средствами. Но Владимир Эдуардович не слушал, его занимали только красивые картинки. А что будет с жителями Нивенского — абсолютно не интересовало. Район, мол, большой…

— Что же произошло в декабре, почему господину Нескоромному и «Стриктуму» потребовалось срочно отстранять вас от должности, еще и грубо нарушая закон?

—  Видимо, всем уже стало окончательно понятно, что я на компромиссы не готова, что буду биться против строительства до конца, чего бы мне это ни стоило. Я написала десятки писем и запросов на всевозможные уровни — от региональных министерств до полномочного представителя президента в СЗФО, в природоохранную прокуратуру, в федеральные органы власти.

Более того — в Нивенском стало известно не только то, что было выгодно «Стриктуму». Люди, узнав правду и поняв, что их на самом деле ждет, начали протестовать, собирать подписи, готовы были выйти на митинг. В этих условиях Владимир Нескоромный и «Стриктум» задумали обезглавить протест, видимо решив, что если убрать меня с должности, то все и успокоится.

Но снова ошиблись: люди и сейчас готовы собирать подписи, обращаться в органы надзора и федеральные структуры, а если и это не поможет — выходить на улицу. Люди хотят жить нормально в своих домах, на своей земле, растить детей и не дышать ядовитой пылью, не пить фактически отравленную солями воду. И люди будут стремиться к этому вне зависимости от того, буду  я председателем райсовета или нет.

Причина протестов не во мне, а в наплевательском отношении к жизням и здоровью людей, к их собственности со стороны районной власти и жадных до денег предпринимателей.

— Как технически произошла ваша отставка?

Я была на больничном. В районе проходила внеочередная сессия, посвященная принятию бюджета на 2015 год. В мое отсутствие и без внесения вопроса в повестку дня был рассмотрен вопрос о моей досрочной отставке.

Теперь я знаю, что вопрос о досрочном  прекращении полномочий председателя был поставлен Олегом Иваниным — руководителем районной организации партии «Единая Россия» и личным другом Владимира Нескоромного.

Многие в районе хорошо знают господина Иванина — еще со времен уголовных дел за контрабанду мебели и неуплату налогов. Люди говорят, что он и сейчас систематически не платит зарплату работникам на своем мебельном производстве. И такого человека сделали руководителем партии, а теперь еще и председателем районного Совета...

Мужчины и члены «Единой России» так не поступают!

Без приглашения, без заслушивания отчета о работе, без ответов на вопросы депутатов, в нарушение регламента вопрос был поставлен на голосование. Я считаю это решение незаконным и уже обжалую его в суде.

Мне понятна позиция  некоторых депутатов, которые проголосовали  за то, что было предложено фактически тандемом «глава энд компани». У нас год за годом мнение районной представительной власти, народом избранных депутатов старались всеми силами нивелировать, принижать   до уровня «что изволите».

Многие депутаты работают в районе и в какой-то мере зависимы от главы, а это дает возможность управлять ими как хочется . Я тоже была в таком положении — терпела и соглашалась. И это, без сомнения, печально. Но я нашла в себе силы сказать «нет», когда ситуация стала угрожать здоровью и жизням моих избирателей

Есть такие люди и среди нынешних  народных избранников (в том числе среди тех, кто был при том голосовании моим «противником»). Они, без сомнения, найдут в себе силы при законном голосовании выразить свою волю, волю людей, избравших их в районный Совет, и не позволят нарушать закон, не позволят ООО «Стриктум» одержать победу над жителями всего Багратионовского района

Вопрос же не в том, будет или нет Брагина председателем райсовета. Вопрос шире — позволят ли депутаты загубить своих избирателей во имя денег и власти, в угоду господам Нескоромному и Иванину и «Стриктуму»…

(Продолжение следует)

Хиты: 3182
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2018
Рейтинг@Mail.ru