Печать PDF

Поляки, прочь из Петербурга?


Произошедшее недавно в Петербурге напомнило мне старую юридическую задачку, рассматриваемую в курсе международного публичного права…

Представьте себе, что квартиру над вами занимает генеральный консул. И вот он уехал куда-то в отпуск, а в пустом помещении пробило трубу —  и соседские воды начинают потихоньку заливать принадлежащее вам имущество. Ваши действия?

Задачка при всей вроде бы простоте решения не так и проста: необходимо учитывать значительное количество консульских конвенций (включая в себя конвенции и договоры, касающиеся конкретной страны, откуда этот консул прибыл в Россию), а также предпринять так много действий, что потолок на вас рухнет раньше, чем вы сможете все это совершить. Какой же ответ правильный? Да все они неправильные и нарушают те или иные нормы либо уголовного, либо гражданского, либо международного права — однако в обязанности юриста входит выбрать наиболее подходящий к конкретной ситуации. Главное при этом  — чтобы пятно на потолке действительно было. Но вот если консул вам не платит за аренду, ситуация станет гораздо более проблематичной и будет зависеть от еще большего количества факторов.

Однако правоприменение, особенно правоприменение в нашей стране, зачастую отличается интереснейшим своеобразием. Юридический пейзаж Российской Федерации пополнился еще одной новостью: 3 февраля 2015 года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил исковое заявление СПГУП по обслуживанию иностранных представительств «Инпредсервис» к генеральному консульству Польши в Санкт-Петербурге о... взыскании стоимости неосновательного обогащения и обязании освободить здание консульства на улице 5-й Советской.

Напомню ситуацию. Между Россией и Польшей вот уже 20 лет до конца не урегулированы взаимоотношения по финансовым условиям размещения консульских учреждений. Споры при этом одновременно вялотекущи и достаточно обоюдны. Еще при советской власти СССР и ПНР заключили соглашение о взаимном безвозмездном использовании зданий и помещений дипломатических миссий. Кто там и в каком порядке из него выходил (вроде как Польша первой и вышла) — вопрос интересный, но то, что фактически все эти годы оно продолжало исправно соблюдаться, никто и никогда не оспаривал. Принцип взаимности, знаете ли.

polyaki-peterburgРешение может быть весьма и весьма неоднозначно оценено юристами — по нескольким причинам.

Во-первых —  налицо противоречие с Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года, предоставляющей дипломатическому агенту (консулу) иммунитет от уголовной, административной и — с определенными изъятиями — гражданской юрисдикции страны пребывания.

Во-вторых — сомнительна подведомственность спора арбитражному суду. Арбитражные суды рассматривают дела о предпринимательской и иной экономической деятельности, деятельность же консульства к ней можно отнести с весьма большой натяжкой.

В-третьих —  встает вопрос о наличии в споре ответчика. Консульство Польши в Санкт-Петербурге не является юридическим лицом, вместе с тем к нему предъявлен иск (и даже не потребовалось, как я понял, предоставлять выписку из ЕГРЮЛ, обязательную в подобного рода спорах).

Я не говорю о том, что в соответствии со статьей 15 Консульской конвенции, заключенной еще между СССР и Польской Народной Республикой в 1971 году, данный случай не подходит под те обстоятельства, в которых и вовсе может быть предъявлен иск. Да и истец какой-то непонятный: даже не Российская Федерация, а одно из петербургских городских унитарных предприятий.

В общем — вопросов больше, чем ответов. И самый главный — даже если будет выдан исполнительный лист, то каким образом решение суда станет исполняться? Часть 1 статьи 11 вышеуказанной Консульской конвенции прямо наделяет консульские помещения неприкосновенностью. Власти государства пребывания не могут вступать в консульские помещения без согласия на это главы консульства, главы дипломатического представительства представляемого государства или лица, назначенного одним из них.

А может — методом погрома или еще каким-нибудь народным способом? Пристав-исполнитель Минин и старший судебный пристав Пожарский? Служащих консульства, имеющих дипломатический иммунитет, бравые ребята из службы судебных приставов выгонят из здания? Опишут архивы, оборудование? Вы  вообще  как это себе представляете? Как в Петербурге в 1914 году или как в Берлине в 1941-м? Или же, как это сейчас принято, вокруг здания консульства будут ходить превыспренние подростки с оскорбительными плакатами, выкрикивая при этом что-то явно недружественное?
Это ж так ненароком можно спровоцировать соответствующие действия со стороны польской стороны. А данные действия уже потихоньку начинаются: сайт культурного центра Польши в Калининграде сообщил, что аналогичные претензии («живут много лет и коммуналку на платят») появились к зданию Генерального консульства России в Гданьске, уже направлено требование об уплате 2,5 млн злотых арендной платы. Эдак, на основе взаимности, также смогут исполнительный лист выдать,  выселить всех к чертовой бабушке, а потом сослаться на то, что другая сторона ведет себя так же.

Короче: происходит что-то не до конца понятное. В картотеке арбитражных дел за последние 15 лет зарегистрировано всего 10 исков к генеральным консульствам, из которых только 3 были удовлетворены (один — на сумму 25 рублей 32 копейки), производство же по остальным было прекращено или из-за отказа от иска, или из-за прямого нарушения истцом Венской конвенции в части иммунитета дипломатических представительств. Но иски были точно не о выселении, а о взыскании тех или иных сумм по хоздоговорам (по консульским конвенциям это иногда допускается).

Зато какой красивый подарок разномастным ура-патриотам! Видел в интернете комментарии тех кликуш, которые считают себя патриотами России. «Так им и надо, этим полякам», «Поляки, прочь из Петербурга», «Нечего поддерживать бандеровцев», «Россия отомстила Польше», «Пусть платят» — это еще самые гуманные из комментариев по поводу сложившейся ситуации.

Только если для Петербурга и России в целом российско-польские отношения  — это относительно небольшой пласт внешней политики, то для Калининградской области охлаждение двустороннего взаимодействия может иметь куда более серьезные последствия.

Возьмем то же самое консульство в Гданьске. Для страны его наличие или отсутствие особой погоды не сделает: есть же солидное здание посольства в Варшаве с приличным участком земли. Интересы каких граждан и предприятий оно должно преимущественно защищать? Как мне видится  — интересы калининградских туристов и предприятий, которых в Поморском воеводстве абсолютное большинство среди остальных россиянам.

Но про Калининград в пылу ярости опять забыли. Даже прошел традиционный слух об отмене местного приграничного передвижения (МПП) в качестве той или иной «контрсанкции». Правда, карточки МПП имеют 300 тысяч калининградцев и всего 30 тысяч поляков, так что неизвестно, по кому эта политика может ударить больше. Консульство выселят, карточки отменят, потом и до противотанковых ежей на границе дело дойдет. А там и к владеющим польским языком присматриваться начнут. Истерика — она дело такое: чем больше истеришь — тем сильнее сам себя накручиваешь.
С другой стороны, пока решение суда первой инстанции в законную силу не вступило и может быть отменено вышестоящим судом. Ведь вполне вероятно, что объясняемое вроде как злым умыслом можно объяснить ошибкой. Отечественное арбитражное законодательство неумолимо: не явился в суд ответчик (даже если он — заведомо неподсуден) — значит, иск признал. История знает прецедент удовлетворения иска в Арбитражном суде Москвы к Соединенным Штатам Америки в пользу Российской государственной библиотеки. И ничего — судя по картотеке, даже за исполнительным листом никто не обращался. Пошумели — и будет.

Хиты: 988
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2018
Рейтинг@Mail.ru