Печать PDF

vip-pervaya-dym-iz-trubyДень шахтера


Примерно так будет называться каждый день в окружающей нас реальности, начиная с момента полной реализации нынешних фантазий федерального правительства о дальнейшем развитии энергетики в вечноянтарной области. На состоявшемся вчера в Москве совещании под руководством Дмитрия Медведева будущее Калининграда рисовалось в каких-то совсем уж угольных красках, неумолимо проступающих сквозь туман природного газа

Совещание собрало в стенах столичного Белого дома сотрудников президентской администрации, федеральных министров, практически всю элиту топливно-энергетического комплекса страны и примкнувшего к ним нынешнего губернатора Калининградской области Николая Цуканова и закончилось вроде бы очередным окончательным решением: в янтарном крае наперекор врагам и природным стихиям все равно будут развивать энергетику, но теперь уже не в атомном направлении, а скорее в противоположном — угольно-газовом.

Мероприятие изначально планировалось на 1 апреля, однако потом кто-то, видимо, решил столь судьбоносные для эксклава идеи озвучить уже после праздника и перенес время проведения на 3 апреля. Серьезное, казалось бы, государственное дело (однако во главе с премьер-министром — что тоже о многом говорит практически всем согражданам) на самом деле стало ритуальным оформлением решений, уже принятых на другом совещании, посвященном также проблеме энергетики Калининградской области и прошедшем парой недель ранее, в марте — под руководством вице-премьера Аркадия Дворковича. Сами решения не только обозначили статус-кво (временное замораживание проекта Балтийской АЭС, судя по всему, может оказаться вечным), но и показали, что полет начальствующей мысли в Москве отнюдь не связан условностями — вроде фактических эксклавных обстоятельств Калининградской области, не имеющей собственных целесообразных к разработке угольных месторождений: мол, топить будем газом и углем, а откуда их брать — это уже совершенно другая задача.

А на ядерную энергетику Калининграду теперь рассчитывать не стоит, формально — по причине того, что для строительства реакторов малой и средней мощности на Балтийской АЭС не существует лицензированных технологий, а те, что разработаны, будут лицензированы не ранее 2019 года. На самом же деле (и в этом смысле Западу, «вечно клевещущему» на нашу суровую действительность, поневоле веришь) Россия останавливает строительство атомной электростанции в Калининградской области, так как к отсутствию гарантированного внешнего рынка сбыта электроэнергии добавляется неспособность транспортировать ее по внутренним сетям, находящимся в удручающем состоянии.

В начале недели жители самого западного региона РФ смогли познакомиться с язвительным комментарием литовского премьер-министра Альгирдаса Буткявичуса на эту тему, распространенным русскоязычной версией интернет-портала ru.delfi.lt. По словам главы литовского правительства, основной причиной «новой энергополитики» России в Калининградской области является крайне изношенное состояние внутренних ЛЭП, требующих срочного обновления и не имеющих, ко всему прочему, необходимой «смычки» с соседями по Прибалтике. «Построить такой мощный объект и производить электроэнергию в ситуации, когда некому продавать, я думаю, это было бы огромным риском для них», — недвусмысленно, но, впрочем, вполне ожидаемо сказал Альгирдас Буткявичус, подводя таким образом итоги увенчавшейся успехом политики литовских властей, все последние годы последовательно занимавшихся дискредитацией идеи атомной энергетики у своих границ, в частности — в Калининграде.

Тем не менее полной эта победа считаться не может, хотя бы потому, что другой атомный проект — белорусский — согласно декларативным заявлениям из Минска, продолжает вполне успешно развиваться. Строительство Островецкой атомной станции, происходящее в 50 км от Вильнюса и, как известно, практически полностью финансово зависящее от России, активизировалось: по информации литовского посольства в Минске, невзирая на то что не завершен процесс оценки влияния на окружающую среду совместно с Литвой и Еврокомиссией в рамках Конвенции Эспо, Белоруссия в октябре 2013 — феврале 2014 года выдала две лицензии и выпустила декрет о начале строительства реактора АЭС.
В общем, 2 атомных гигаватта для Калининградской области за 5–6 млрд евро сочли избыточными. Тем не менее вопрос энергобезопасности эксклавного региона, особенно в условиях нарастающей международной напряженности, продолжает оставаться злободневным: то Крым, то постоянное желание «прибалтийских тигров» усложнить жизнь восточному соседу  (дескать, «тюрьма народов» и «имперский синдром») — в общем, что-то решать было нужно.

С одной стороны, в данный момент калининградская генерация электроэнергии даже избыточна: при потреблении менее 4,5 млрд кВт-часов и максимальной нагрузке менее 800 мВт производство электроэнергии составляет более 6,8 млрд кВт-часов, а общая мощность энергоисточников региона — 0,95 млрд Вт.

Так что Калининградская область, имея избыток генерации почти в 2,5 млрд кВт-часов, вынужденно является (в некотором смысле) регионом —экспортером электроэнергии и продает ее в ту же Литву (более 0,5 млрд кВт-часов), в свою очередь страдающую от дефицита генерирующих мощностей (после остановки Игналинской АЭС), высоких цен на электроэнергию и даже некоторой зависимости от энергопоставок из других стран. Несмотря на то, что с годами объем экспорта электроэнергии из Калининградской области в страны Балтии сокращается, он продолжает оставаться значительным (почти треть производимой электроэнергии), и тем самым запас мощности для развития экономики региона на ближайшие годы просто избыточен.

С другой стороны, энергетическая отрасль в Калининградской области просто суперцентрализована: 98,5 процента всего объема электроэнергии вырабатывает один-единственный энергоисточник — Калининградская ТЭЦ-2, представляющая собой более девяти десятых всех мощностей нашего эксклава.

Опасность такой монополизации производства электроэнергии наглядно продемонстрировали два недавних глобальных блэкаута — системные аварии в 2011 и 2013 годах мгновенно «вырубали» КТЭЦ-2 и погружали во тьму практически всю область, из-за чего все объекты жизнеобеспечения вынужденно изобретают примитивные, но при этом автономные схемы электроснабжения «на всякий пожарный».

Кроме того, вся энергетическая отрасль единственного российского эксклава целиком и полностью зависит от доброй воли наших соседей, входящих в явно недружелюбно взирающий на Восток военно-политический блок НАТО. Поставки топливно-энергетических ресурсов на энергоисточники Калининградской области полностью осуществляются через внешнюю границу. Отечественный природный газ, из которого вырабатывается три четверти всего объема генерации электроэнергии, поступает по газопроводу «Минск — Вильнюс — Каунас — Калининград», а уголь и прочее топливо — по железной дороге. Литва уже неоднократно информировала мир о своем намерении фактически шантажировать Россию энергетической блокадой Калининграда: нынешний долгосрочный договор о поставках газа между литовской Lietuvos dujos и «Газпромом» действует до 2015 года, а уже упомянутый Альгирдас Буткявичус заявил, что в конце 2014 года, когда будет построен терминал природного сжиженного газа в Клайпеде, Литва, по всей видимости, откажется подписывать новый долгосрочный договор с Россией о поставках газа природного, поскольку прежние условия для себя считает бессмысленными. Дескать, Россия вполне могла бы предоставить Литве существенные газовые скидки в обмен на гарантированный транзит в Калининградскую область.

При этом нужно заметить, что эти заявления начались сразу после того, как совсем недавно, в 2010 году, «Газпром» завершил строительство второй нитки газопровода «Минск — Вильнюс — Каунас — Калининград», которая дала возможность увеличить объемы поставок газа с 1,4 до 2,5 млрд кубов. Причем первая была построена почти 30 лет назад — в 1985 году, что, кстати, чревато проблемами в плане безотказной эксплуатации. Уже понесенные затраты должны как-то окупаться, и поэтому вполне понятно раздражение «Газпрома», перед которым в нынешних условиях встает задача обеспечить бесперебойное снабжение Калининграда газом: либо соглашаться на скидки Литве и, значит, рост себестоимости поставляемого в Калининград природного газа, либо начинать строительство отвода от «Северного потока», что также приведет как к уменьшению прибыли для корпорации, являющейся одним из основных источников государственного бюджета, так и к повышению цены газа для конечного потребителя.

Поэтому рассчитывать на резкий рост объемов поставляемого газа для Калининграда в обозримой перспективе не стоит, какие бы цифры ни рисовали в своих планах «для населения» отечественные политики: против роста дополнительных расходов в своем бюджете «национальное достояние» будет биться до последней капли крови. Кстати, и российское правительство в своих планах намечает изменение региональной структуры потребления топлива электростанциями и котельными: доля газа сократится, а доля угля увеличится почти в три раза.

С другой стороны, представить себе рост поставок угля в Калининград в этой же ситуации довольно сложно. Евросоюзные друг с другом Литва и Польша запросто могут ввести какие-нибудь высосанные из пальца «евростандарты» к угольным вагонам или топливным цистернам, перемещающимся по «экологически чистым» железным дорогам Европы, после чего поставки будут надежно и добросовестно перекрыты. И если ученые из полуразогнанной к этому моменту отечественной Академии наук не придумают новый способ дешевой авиатранспортировки угля, у энергетики Калининградской области останется только три выхода: закупка угля в Польше, перевозка угля морским транспортом из Питера в Калининград и опора на собственные силы — так называемое «калининградское чучхе», уже не раз замеченное в качестве ответа регионального правительства на все актуальные вызовы калининградской неутешительной действительности.

Если закупки польского угля можно заранее отмести как абсолютное и полное поражение современного отечественного понимания энергетической политики России, да и поставленной президентом Владимиром Путиным проблемы энергетической независимости Калининграда это отнюдь не решает, то два других способа вроде бы вполне обсуждаемы. Однако и тот, и другой жителям Калининградской области явно не понравятся. И вот почему.

Для транспортировки отечественного твердого топлива откуда-нибудь из затерянных в тундре восточно-сибирских угольных месторождений потребуется как минимум строительство мощных терминалов для перевалки и подъездных путей для железнодорожного и автотранспорта с целью развозки топлива по энергоисточникам. Это не говоря уже о том, что идея везти уголь (явно «золотой» при таких расстояниях) из далеких восточных окраин в Калининград чем-то неуловимо напоминает о задумке Георгия Бооса построить в нашем регионе металлургический комбинат, кокс и руду для которого надо было доставлять на железнодорожных платформах из большой России: то ли бывший губернатор был гениальным провидецем, то ли идея эта имеет такие же шансы на осуществление.

Собственные твердотопливные ресурсы у вечноянтарной области тоже есть: любой может прочесть на официальном сайте регионального правительства о нескольких десятках миллионов тонн разведанных и «опоискованных» в советское время бурых углей, таящихся под почвами недалеко от Калининграда. Не говоря уже о почти 2 млрд кубов торфа — 310 млн тонн, сосредоточенных на территории экономически депрессивных Полесского и Славского районов. Однако если добыча торфа относительно вяло осуществляется на десятке месторождений из более чем 300 разведанных, то бурые угли не добываются в принципе по той же причине, по которой строительство перевалочных угольных терминалов на калининградском побережье Балтийского моря представляется неосуществимой идеей: это в принципе перечеркнет будущее Приморской рекреационной зоны и всяческие надежды на перспективы туризма для калининградской экономики, становящейся все более похожей на нежизнеспособного урода из санкт-петербуржской кунсткамеры.

Более того, если против Балтийской АЭС выступали несколько десятков очарованных какими-то конкретными литовскими аргументами активистов-общественников, то протест калининградцев, впервые столкнувшихся с «кузбасской зимой» (когда по утрам горожан ввергают в тоску сугробы черного снега, смешанного с угольной пылью и едкой тонкодисперсной золой, весело скрипящей на зубах), а также увидевших безжизненный лунный ландшафт с терриконами отходов от сжигания угля, покажется самым настоящим бессмысленным и беспощадным русским бунтом. Кстати, есть мнение, что общество будет напугано и вполне достоверной информацией о том, что в радиационном отношении тепловые станции гораздо опаснее атомных: об этом говорили сами атомщики, когда защищали проект Балтийской АЭС, — и совершенно ясно, что грядущие бунты будут иметь вполне научное обоснование.

Однако в пользу угольной энергетики с местным уклоном будут говорить как взрывной рост рабочих мест в преддверии 2016 года, привычно пугающего калининградцев экономической смертью, так и — как ни странно — новые возможности России по давлению на все окружение Балтийского моря. В конце концов, скандинавы, не желающие жить в угольной пыли, могут, поразмышляв, вложиться в энергетику Калининграда, обновив и реструктурировав ее к вящей пользе всех заинтересованных сторон.

Кроме того, в близкие перспективы коренного реформирования калининградской энергетики «в полный уголь» не верится и по другим причинам. Во-первых, явно не успеваем: конец газового договора с Литвой уже виден за поворотом. Ну и объявленные затраты на угольно-газовое развитие электроэнергетики Калининградской области тоже весьма и весьма значительны: пусть и дешевле, чем строительство Балтийской АЭС, однако все же более 1 млрд евро только на инвестиции в выработку дополнительных 900 мВт в регионе к 2020 году. А еще обновление линий электропередач и прочие инфраструктурные затраты. Сможет ли это потянуть отечественная экономика, уже оскандалившаяся с фактической отменой президентского решения о «беспрецедентной» госпрограмме для Калининградской области, — большой вопрос, ответ на который (в связи с обещаниями насчет развития Крыма и быстро растущим дефицитом федерального бюджета) знают все. Поэтому День шахтера для Калининграда, скорее всего, наступит еще нескоро.

Хиты: 2611
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2018
Рейтинг@Mail.ru