Печать PDF

Стратегические миражи над янтарным краем


Предыдущая часть сказания о подвигах московского «варяга» на болотистой ниве Самбийского полуострова заканчивалась тезисом о том, что ставка на крупного инвестора, сделанная Георгием Боосом, требовала выдвижения соответствующих по масштабу проектов

 

 


(Продолжение. Начало в №№ 402 — 403)

 

В условиях, когда каждый представитель калининградского истеблишмента пытался в традиционной для себя манере выстроить некие эксклюзивные отношения с московским наместником, возможности последнего формировать социально-экономическую стратегию согласно собственным представлениям значительно возросли. Изначально стало ясно, что главной проблемой будет то, что четвертый губернатор янтарного края и его партнеры слабо представляли себе специфику региона и довольно долго оперировали при формировании стратегических задач только самыми общими идеями. Вследствие этого резко возрос риск принятия теоретически верных, но не адекватных реальности решений.

При всех своих замечательных плюсах, о которых на каждом углу в сентябре 2005 года голосили люди, надеявшиеся таким способом получить теплую госдолжность в облправительстве, Георгий Боос был человеком пришлым. Чужаками были и его ближайшие соратники на поприще обеспечения расцвета российской Прибалтики. Как следствие — о специфике янтарного края, тугом узле проблем в отношениях с федеральным центром и нашими заклятыми европейскими партнерами у нового руководства были самые общие впечатления. С явными следами тех стереотипов, которые сложились в московском политбомонде. Что не замедлило сказаться на качестве пресловутых «якорных проектов».

 

Вообще, если перестать обращать внимание на занудливую череду фактов, которые характеризуют хозяйственный комплекс региона, открывается огромный простор для генерации глобальных планов самой разнообразной направленности. Возведение воздушных замков — захватывающее действие. Правда, с точки зрения психологии оно обычно присуще детскому и подростковому возрасту, когда человек лишен возможности воплотить в жизнь свои желания. Увлечение фантазиями в более зрелом состоянии принято оценивать как маниловщину или прожектерство.

 

Маленький свечной заводик

Первым по времени проектом, который московский «варяг» стал продвигать на янтарном болоте, оказался план возведения нефтеперегонного завода. Воздействие магического слова «нефть» на хрупкую психику российского истеблишмента в период углеводородного угара середины нулевых еще ждет своих исследователей. Но справедливости ради стоит отметить, что о строительстве НПЗ мечтал еще Леонид Горбенко в пору своего губернаторства. Новый глава придал идее наполеоновский масштаб, обозначив объем переработки «черного золота» на проектируемом заводике в 12–18 млн тонн в год. Реализация подобного проекта требует значительной модернизации транспортной системы, крупных инвестиций экологического характера.

elektrichka-v-gorodeПо самым скромным оценкам, проект НПЗ требовал вложения не менее 4,5 млрд долларов в ценах 2006 года. С точки зрения инвестора пойти на такие расходы можно только при наличии сверхнадежных гарантий устойчивой работы всего комплекса. Калининград в этом отношении не являлся самым выгодным вариантом. В силу как внутренних причин — непрерывной борьбы против «неправильного региона» неумных унификаторов из федеральной бюрократии, так и внешних факторов. Речь идет о практике систематического ужесточения транзитной политики литовской стороны. Поэтому с экономической точки зрения более целесообразными, чем строительство нового завода на берегах российского анклава, выглядели приобретение и реконструкция уже существующего НПЗ где-нибудь в других провинциях России. Строить трубопровод в Калининград дорого. КЖД с трудом справляется даже с нынешним объемом грузооборота. Куда впихнуть еще цистерны с 4 млн тонн нефти (меньший объем переработки делает НПЗ неэффективным) — непонятно.

Эту сермяжную истину Георгию Боосу посмел объяснить только человек, не относившийся к числу его подчиненных, — президент «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов. Как оказалось, запрашиваемые для НПЗ объемы нефти можно доставлять только морем, что ведет к резкому удорожанию продукции. Кроме того, пролоббированная четвертым губернатором версия закона об ОЭЗ не предусматривает никаких льгот для НПЗ. Поэтому его строительство с легкой душой было исключено из перспективных планов одной из крупнейших нефтедобывающих компаний страны еще в середине 2006 года. Что не помешало «варяжской» команде внешних управленцев вносить этот проект во все версии стратегии развития региона. И даже передать по наследству пятому губернатору российской Прибалтики.

Черняховские сталевары и авиаторы

Вскоре московский «варяг» решил осчастливить столицу континентальной части региона — героический Черняховск. Для этих целей из небытия всплыл проект строительства там чего-то металлургического на немецкие деньги. Не то сталепрокатного, не то сталеплавильного, но все равно ужасно передового — особенно на фоне довольно унылого развития Черняховска. Этот замечательный проект был подсунут тороватыми немцами еще адмирал-губернатору Владимиру Егорову во время его посещения Германии. Только чувство такта тогда не позволило калининградскому губернатору публично выразить свое изумление. Дело в том, что потенциальные инвесторы не имели не только технико-экономического обоснования проекта, но даже не приступали к его разработке. И хотя ситуация не претерпела каких-либо принципиальных изменений после смены караула на ДД,1, проект был включен в копилку ценных идей Георгия Валентиновича.

Равно как и следующий гениальный план, привязанный к Черняховску, — проект создания на базе военного аэродрома под райцентром крупного транспортного терминала для обслуживания грузовой авиации. В качестве инвесторов упоминалась некая американская компания. Здесь все вызывало удивление у наивных аборигенов. Во-первых, пример порта Восточного, военных городков и т.д. наглядно демонстрировал, как неохотно и медленно МО РФ расстается даже с теми объектами, содержать которые не в состоянии. Это не блажь отдельных вояк, а осознанная позиция данной профессиональной корпорации, жутко недовольной тем, что другие активно наживаются на их добре. Во-вторых, в свете деликатных отношений с США и НАТО размещение крупного авиапредприятия с иностранным участием посреди Калининградского оборонительного района должно было вызвать просто взрыв восторга со стороны так называемых компетентных органов. Они ночами недосыпают, шпионов ловят, а здесь целый разведывательный центр прямо под носом.

Алмазный блеск янтаря

На всем протяжении своего пребывания в регионе Георгий Боос уделял большое внимание янтарному комбинату. Даже когда стало ясно, что это предприятие отнюдь не является золотым дном, как это представлялось московским мечтателям, губернатор и его свита продолжали настойчивые попытки утвердить свой контроль над крупнейшим в мире месторождением солнечного камня. На одном из этапов этой титанической борьбы возник проект привлечения к реанимации комбината алмазодобывающего холдинга «АЛРОСА». В начале апреля 2007 года делегация представителей компании посетила Янтарный, чтобы на месте познакомиться с тем объектом, которым им так навязчиво предлагали заниматься. На практике добыча алмазов и янтаря представляют собой лишь теоретически похожие операции. И дело не только в том, что глубина вскрышных работ на кимберлитовых трубках иногда доходит до километра, а «голубая земля» представляет собой слой в несколько десятков метров, лежащий очень близко от поверхности. Основное отличие состоит в себестоимости добытого. При цене алмазов, сложившейся на бриллиантовых биржах Антверпена и Токио, затраты на обеспечение тотального контроля на добывающих предприятиях окупаются в любом случае. Стоимость бриллианта, который будет сделан из проданного в 2006 году алмаза «Надежда Лесото» весом в 603 карата, ориентировочно составит 20 млн евро.

С янтарем сложилась несколько иная ситуация. Общая емкость мирового рынка продажи изделий из него равна цене 10 «Надежд Лесото». При этом вес изделий измеряется не каратами, а тоннами. Разница в стоимости сырья и готовых изделий в случае янтаря значительно больше, чем между алмазами и бриллиантами. Стоит напомнить и о том, что «АЛРОСА» специализируется на добыче и продаже сырья. Обрабатывающие производства — не ее профиль. Уже это обстоятельство заставляло ожидать того, что в рамках проекта включения янтарного комбината в активы «АЛРОСЫ» Георгий Боос и его соратники попытаются реализовать сценарий, давно вынашивавшийся частью людей, вовлеченных в решение проблемы янтарной отрасли. Речь шла об отделении добывающего производства от перерабатывающего.

Сегодня все видят, к каким последствиям — даже без алмазодобытчиков — привело подобное развитие событий. Добыча янтаря предсказуемо быстро превратилась в прибыльный бизнес. Затраты невелики, действующее месторождение до конца не разработано, а рядом есть уже разведанные залежи «голубой земли». А вот с обрабатывающим производством все обстояло более интересно. Обработчикам «солнечного камня» пришлось вступить в жесткую конкуренцию за янтарь ювелирных фракций со своими зарубежными конкурентами.

Не фантазиями едиными

Можно подумать, что ваш покорный слуга, самодеятельный трубадур и сказитель самбийских подвигов московского «варяга», намерен свести деятельность Георгия Бооса на наших туманных болотцах сугубо к прожектерству. Дабы развеять это нелепое подозрение, напомню уважаемой публике о небольшом эпизоде, красочно иллюстрирующем нравы столичных гостей на временно контролируемой территории.

Классическим примером действий команды кремлевского наместника стало неприкрытое лоббирование интересов очередных столичных инвесторов, решивших получать прибыль за счет обслуживания междугородних маршрутов. Ранее значительная доля этого рынка принадлежала «Кениг-Авто», созданному Михаилом Дударевым на базе соответствующего госпредприятия. Нельзя сказать, что фирма являла собой образчик эффективности и высокой культуры сервиса. И в салонах зимой не топили, и нерентабельные ночные маршруты загибали. Но все это не является поводом для того, чтобы сперва запретить автобусам «Кениг-Авто» пользоваться услугами горавтовокзала, а затем вообще выпустить на его линии автобусы некоего нового автоперевозчика — «Евролайна». При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что московские вовсю используют парк и даже билеты «БалтАвтоЛайна» — предприятия, принадлежащего депутату горсовета Сергею Донских. По совместительству этот деятель является старшим сыном решительного борца со всеми безобразиями, тогдашнего управляющего делами мэрии Калининграда Леонида Донских. Как говорится — чудны дела твои, Господи, и не нам понять их высший смысл.

Чем дальше, тем больше у аборигенов стало возникать ощущение, что команда четвертого губернатора янтарного края ставит перед собой простую, как мычание, цель — снять максимум доходов и свалить на историческую родину. Развитие мыслительного процесса в этом направлении было прервано фанфарами по поводу двух самых главных миражей, подаренных нам Георгием Боосом, о которых мы поведаем в продолжении наших бесхитростных хроник.

Хиты: 1984
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2018
Рейтинг@Mail.ru