Печать PDF

Презренный металл


Именно после выхода из отпуска глубоко проникаешься народной мудростью, заложенной в нехитрой песенке: «А без денег жизнь плохая, не годится никуда». Отпускные проедены, а до следующей зарплаты — как до Луны


В условиях вынужденной жесткой диеты и тотального воздержания неизбежно нарастает интерес к состоянию мирового и национального финансового рынков, и вообще — к материально-денежным аспектам во всем их многообразии. Удовлетворение этого естественного чувства порождает смешанные эмоции, отраженные ниже.

Калининградские хотелки в эпоху «худых коров»

Как прозорливо заметили авторы Ветхого завета, после изобильного периода следует время «худых коров». Сегодня период затягивания поясов модно обозначать гламурными терминами «оптимизация», «стагнация» и прочей макроэкономической лексикой. Но в переводе на понятный язык и с метафорического библейского, и с птичьего экономического это значит одно: денег нет и не будет довольно долго.

Да и откуда им, противным, взяться? Большая часть экономики страны принадлежит государству, справедливо считающемуся худшим распорядителем материальных ценностей. Та же структура в порыве все и вся контролировать, доведенном до абсурда скромными материальными потребностями контролеров, заставляет биться в агонии малый и средний бизнес. А тут еще и траты на всякие пафосные безделушки типа Олимпиады и мундиаля.

В таких суровых финансовых условиях верховные власти наконец-то прислушались к мнению экспертов и решили экономить. Естественно, первым делом придумали отнять деньги у самых беззащитных — вымирающих стариков и нерожденных детей. Первым давно пора завершить свой жизненный цикл на погосте, а вторых и вообще нет. И не надо их, несмотря на катастрофическое состояние российской демографии. Поэтому сокращать бюджетные расходы правительство собирается за счет уменьшения вдвое роста пенсий и отмены материнского капитала. И наплевать на то, что в резко обнищавшей Греции среднее пособие по старости даже после сокращений составляет 750 евро, а в стабильной России не дотягивает и до 250. Зато у нас духовности много.

Но острота финансовой ситуации не позволяет ограничиться только залезанием в карман рядовым обывателям. Минфин РФ тихо намекнул Минобороны на необходимость подсократить свои раздутые заявки. Хотя бы на 1 млрд долларов. Нет, это не триллион рублей, который бюджет сэкономит на выплатах кутящим пенсионерам. Но эпоха коров на диете требует жертв от всех. Пусть даже символических. Военные почесали репу и решили купить вместо дорогих МиГ-35 более дешевую версию модернизированных МиГ-29. Тем паче что первый из названных МиГов также является продуктом модернизации базовой версии МиГ-29, отличающимся от других вариантов в основном расценками и парочкой-тройкой гаджетов, в целесообразности и надежной работе которых у военлетов есть большие сомнения.

В свете подобной глобальной тенденции использования ресурсов российской казны шансы на реализацию хотелок руководства янтарного края, собранных в госпрограмму нашего расцвета и отдельную подпрограмму подготовки к чемпионату мира по футболу, тают, как мороженное в теплый день. Можно ожидать, что основную часть финансирования той же госпрограммы нам предложат перенести годика на три-четыре. На чем основана уверенность в том, что мы до этого времени доживем после закрытия «отверточной индустрии» в 2016 году, вопрос интересный. Еще более интересная тема заключается в попытке найти аргументы в пользу того, что в 2016—2017 годах финансовая ситуация в стране станет лучше. В передовой Японии период стагнации продолжался десятилетие. А мы явно не Япония. В чем легко можно убедиться, бросив взгляд на всевозможные социально-экономические и финансово-валютные рейтинги.

Исходя из установки на экономию государственных средств имеет смысл вернуться к избитой проблеме стадиона в калининградской затопзоне. Все-таки обидно закапывать народные миллиарды в проклятый плывун. Чтобы потом ломать голову над срочной трансформацией футбольного поля в бассейн под открытым небом. Под которым у нас в воде можно плескаться  от силы месяца четыре в году. Да и жидкость, струящаяся в Преголе, как-то не манит в нее погрузиться.

Позабытый Лас-Вегас в Поваровке

Размышления о том, что скудный ручеек федеральных дотаций и субвенций, проливающийся на янтарный край, вот-вот перейдет в режим капельного полива, заставили вспомнить о подзабытом было плане навариться всей областью на азарте. В смысле —  соорудить в Поваровке пародию на Лас-Вегас и доить лудоманов на их исторической родине. Раньше об этом прожекте вспоминали хотя бы раз в полгода со ссылкой на мифических инвесторов, которые чем дальше, тем больше напоминали снежного человека и Лох-Несси: о них тоже говорят, но еще никто  документально не доказал их существования.
Теперь об империи азарта на балтийском берегу, похоже, забыли даже бойцы агитпропа из областного правительства. Между тем часики тикают и время, как спевала Алла Пугачева, «ни на миг не остановишь»: уже прошли 4 года из 20, отведенных федеральным законом на существование янтарного Лас-Вегаса. Вместо того чтобы стыдливо отворачиваться от этого боосовского детища, как городской эстет от кучи навоза на пастбище, стоит вспомнить рекомендации, данные заезжими немецкими экспертами еще полтора года назад. Фрицы разумно предложили плюнуть на национальную тягу к гигантомании и запустить в Поваровке хотя бы два-три сарая с прилегающей парковкой и биотуалетами. Сараи можно было заполнить рулеткой для господ и игорными аппаратами для холопов и получать легальную прибыль. А там, глядишь, на свежий запах реальных денег подтянулись бы инвесторы помощнее.

Надо полагать, что реализации данного плана мешают аппетиты наших деятелей, втихаря скупивших землю вокруг будущего Лас-Вегаса и теперь ждущих, пока их копеечные инвестиции обернутся вагоном бриллиантов. Жадины не понимают, что такая тактика способна в итоге преподнести им фигу в масле. Вполне прогнозируемую в том случае, если город азарта не свернется до вполне жизнеспособной формы переулка борцов с теорией вероятности.

Земельный парадокс

Вообще с землей в российской Прибалтике творятся настоящие чудеса. С одной стороны, власти и эксперты в голос рыдают по поводу того, что у нас половина пригодной для обработки пашни третье десятилетие подряд зарастает лесом и заболачивается. Так что вскоре там впору будет не зерно собирать, а промышленными лесозаготовками заниматься да уток стрелять с кабанами. С другой стороны, редкий инвестор не плачет о нехватке площадей для развития проектов в аграрном секторе. Ибо вся земля, даже заросшая молодым лесом, оказывается, кому-то принадлежит. И владельцы спят и видят, как же они когда-нибудь озолотятся на своей недвижимости.

Дает о себе знать и советское прошлое, в ходе которого Калининградская область добилась сомнительного лидерства в качестве самого милитаризованного региона Европы. Теперь и армия сократилась, и оружие стало умным, а все равно военное ведомство остается владельцем десятков тысяч гектаров янтарного края. Взять хотя бы тот же Краснознаменский район. Здесь безраздельно господствуют две силы: бобры и Минобороны. Остальное население ютится между ними. И если строителей плотин и организаторов запруд еще можно как-то приструнить дробовиком, то на военных данный инструмент не действует.

Размышления над этим парадоксом  привели к другому: позитивной роли всеми склоняемого экс-министра Анатолия Сердюкова и группы подчиненных ему «амазонок», ныне подследственных. Как тут не вспомнить фаустовского Мефистофеля с его блестящей автохарактеристикой: «Я часть тех сил, которые, стремясь ко злу, творят добро». Ведь люди пытались ввести в коммерческий оборот часть океана собственности, накопленного военными в ожидании Третьей мировой войны. За это время концепция Армагеддона в очередной раз поменялась, что никак не сказалось на желании силовиков оставаться собакой на сене. Тезис о том, что государство, мол, могло бы получить больше за проданное подчиненными бывшего главы военного ведомства, пронизан лукавством. Главное, как доказал великий Чубайс, передать имущество в руки эффективного собственника, а не ожидать роста стоимости омертвленного капитала. Вот государственная казна как разбухла под влиянием нефтяного бума! И толку с этого? Проели, профукали, разворовали и пустили на фейерверки. А Сингапур, Япония и Южная Корея, имея из полезных ископаемых только собственное население, за такой же срок взлетели вверх на новой технологической базе, просто правильно выбрав направление развития и работая до седьмого пота, а не надуваясь от чувства национальной гордости по любым поводам. Особенно воображаемым.

Я, Вань, такую же хочу

Совершенно незаметно, как банальная рутина, прошла мимо общественного сознания информация о том, что Игорь Сечин прикупил себе акций родной «Роснефти» всего на 186 млн рубликов. А что тут такого? Президент государственной компании, созданной на базе раскулаченного «ЮКОСа», с годовой зарплатой в 25 млн долларов может себе позволить такую мелкую покупку. Мы же не Шариковы и против всеобщей уравниловки?

Так-то оно так, но душу поедом жрет чувство классовой ненависти, основой которого является уровень собственной зарплаты и ясное понимание бесполезности надежд на ее увеличение. Несмотря на удешевление рубля и рост цен на продукты первой необходимости.

Господин Сечин не Форд, не Гейтс, и даже не Джордж Сорос. Последний спекулянт, но играет он своими деньгами. Отлет доходов государственных менеджеров отечественных корпораций в космические высоты обычно аргументируется ссылкой на стоимость аналогичных управленческих услуг в Европе, Северной Америке и Японии, а также необходимостью создания материальной мотивации для высокой ответственности менеджмента. При этом никто явно не собирается поднимать на аналогичный (свойственным развитым странам) уровень мотивацию основной части трудоспособных россиян. Что же касается ответственности, то бесконечный распил средств, затраты на трубопроводы, неэффективность которых очевидна изначально, и прочие чудеса административного искусства нужно оценивать не в миллионах, а в сроках тюремного заключения.

Хиты: 2009
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2017
Рейтинг@Mail.ru